4. Международное право как особая правовая система.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 

Международное публичное право представляет собой особую правовую систему. Его принципы образуют фундамент мирового порядка, основанного на законности. Его формы выступают как основные и необходимые инструменты регулирования межгосударственных отношений.

Принятая в 1993 г. Конституция Российской Федерации определила место международного права в национальной правовой системе. Пункт 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Этот факт ознаменовал признание Россией своей принадлежности к единому мировому сообществу и окончательное отрешение от концепций раздела мира на самостоятельные мировые системы. Конституция подтвердила ответственность и готовность государства следовать установленным современным международным правом правилам сосуществования и сотрудничества в едином мировом пространстве. Конституция Российской Федерации отразила универсальный процесс взаимодействия и взаимозависимости международного и внутригосударственного права, инкорпорировав в Основной закон государства общепризнанные принципы международного права.

Сущность определенного в Конституции Российской Федерации статуса международного права, его места и роли в правовой системе страны могут быть раскрыты лишь на основе глубокого изучения специфики международного права, особенностей его субъектов, форм нормотворчества, применения международно-правовых норм.

Международное право, обладая основными признаками права, являет собой особую, специфическую систему права. В отличие от внутригосударственного права, которое регулирует общественные отношения, складывающиеся внутри данного государства, международное право представляет собой созданную и развивающуюся на основе согласования воль государств систему юридических норм, регулирующих отношения, возникающие в рамках мирового сообщества, главным образом, взаимоотношения между государствами.

Международное право функционирует в рамках межгосударственной системы. Предметом регулирования международного права являются отношения:

— между государствами - двусторонние и многосторонние;

— между государствами и международными организациями;

— между международными организациями;

— между государствами и национальными политическими организациями, возглавляющими борьбу за национальную независимость;

— отношения между другими субъектами международного права.

Международное право отличается от внутригосударственного права не только по объекту регулирования, но и по особому способу образования норм, по способам функционирования. Поскольку субъекты международного права неподвластны какой-либо надгосударственной власти, так как в межгосударственной системе не существует судебных и исполнительных органов, идентичных существующим в государствах, применение норм международного права существенно отличается от функционирования и применения внутригосударственного права. Международное право обеспечивается добровольным соблюдением или принуждением. Принуждение в международных отношениях не носит решающего характера. Многочисленные идеи создать в международных отношениях наднациональную силу принуждения не оказались продуктивными. Более значимым в международном праве является общее согласие, общая договоренность, отвечающая как интересам отдельных государств, так и общим интересам человечества. В основе такого подхода лежит признание приоритета общечеловеческих ценностей во имя решения глобальных проблем, таящих в себе угрозу выживанию человечества. Одновременно следует признание, что взаимосогласованность действий государств невозможна без нормативного регулирования происходящих в межгосударственных отношениях процессах.

В случае необходимости выполнение норм международного права обеспечивается принуждением, осуществляемым самими субъектами международного права (государствами, а также международными организациями). Следовательно, подходить к международному праву исключительно с мерками национального права было бы неверно. Вместе с тем сравнение международного права и внутригосударственного права допустимо, связь между этими системами права не только существует, но и усиливается.

Вопросы возникновения и периодизации международного права до настоящего времени остаются дискуссионными. Среди ученых преобладает мнение, что абсолютно точная датировка практически невозможна и любая периодизация является условной.

Современное международное право непосредственно связано с принятием 10 октября 1945 г. Устава Организации Объединенных Наций, который открыл новую эпоху в правовом регулировании международных отношений и нормативно закрепил такие важнейшие принципы международного права, соблюдение и уважение которых способно реально обеспечить всеобъемлющую безопасность всех проживающих на планете Земля.

Следование принципам международного права — единственно возможный сегодня образ жизни для каждого народа, для каждого государства. Они гарантируют обеспечение каждому народу свой путь развития, его экономическую, политическую, военную безопасность, уважение самобытности каждой страны, отвечают национальным интересам любого государства.

Таким образом, сложилась современная система международно-правовых норм, в значительной мере отличающихся от старого международного права. Наряду с признанными принципами, такими, как принципы суверенного равенства государств, невмешательство во внутренние дела, добросовестное выполнение международных обязательств, появились новые важнейшие принципы международного права. Это — неприменение силы и угрозы силой; равноправие и самоопределение народов; нерушимость границ; территориальная целостность государств; мирное разрешение споров; уважение прав человека; сотрудничество; ответственность государств за агрессию и другие международные преступления (геноцид, апартеид и др.).

Современное международное право - это право, основанное на признании взаимозависимости мира и его многообразии. Его развитию способствовало окончание «холодной войны», прекращение использования международных организаций в качестве арены идеологического противоборства, расширение экономического сотрудничества государств. Вместе с тем распад Советского Союза, революции в странах Восточной Европы, появление значительного числа новых независимых государств поколебали устои международного права, во многом основанные на противовесе двух «великих держав», потребовали его трансформации с учетом новых реалий.

Сложившаяся в мире геополитическая ситуация, обострение традиционных глобальных проблем и появление новых ставят вопрос о всеобщем признании примата права в международной политике. Это означает прежде всего безукоснительное следование принципам и нормам международного права, превращение международного права в незаменимый инструмент достижения общих для всего человечества целей. Обеспечение примата международного права в политике государств определяет необходимость повышения роли международных механизмов функционирования международного права, включая международные организации, международные суды и арбитражи, развитие контрольных органов, наблюдавших за выполнением государствами международных обязательств.

Субъекты международного права

Понятие «субъект права» выработано общей теорией права применительно к праву в целом и тесно связано с юридическим понятием «правоотношения», которое предполагает наличие у сторон юридических прав и обязанностей. Субъект права — необходимая составная часть правоотношений, их обязательный компонент. В понятие субъекта права сливаются две основные характеристики: возможность участвовать в правоотношениях и реальное участие в них. Это относится как к нормам внутригосударственного, так и нормам международного права. Вместе с тем, поскольку внутреннее и международное право имеет круг своих субъектов, они представляют собой самостоятельные системы. При всех различиях этих двух систем признаки субъекта международного права принципиально те же.

Субъекты международного права — это стороны, наделенные юридическими правами и обязанностями в общественных правоотношениях, возможность участия или реальное участие в которых урегулировано международным правом. Международные права и обязанности субъекта международного права возникают в соответствии с общими нормами международного права либо предписаниями международно-правовых актов. Обязанности субъектов международного права также определяются на основе международного права.

Характерной особенностью международного права является то, что объем прав и обязанностей субъектов международного права, т. е. объем их правоспособности, неодинаков. При этом важно подчеркнуть, что международная правосубъектность не зависит от количества прав и обязанностей, т. е. от объема правоспособности.

Круг субъектов международного права определяется способностью лиц (в собирательном смысле) участвовать в международных отношениях, регулируемых международным правом, объективно подпадать под прямое воздействие международного права.

Отличительной особенностью международного права является то, что в нем различают первичных и производных его субъектов. Первичных субъектов международного права никто не создает. Их появление и существование — объективная реальность, результат естественно-исторического процесса. Это прежде всего государства и в отдельных случаях народы и нации, которые, возникнув как социальные организмы, неизбежно вступают в контакт друг с другом, создавая для себя правила взаимного общения. К первичным субъектам современного международного права относятся также государственно-подобные образования. Это — создаваемые в прошлом на основе международного договора вольные города (Венеция, Гамбург, Новгород, Данциг). В наше время международной правосубъектностью обладает Ватикан. При этом Ватикан выступает не как государство, а как административный центр Католической церкви. Он имеет дипломатические отношения с целым рядом государств (включая Россию), является членом ряда международных организаций, имеет статус наблюдателя при ООН, является участником ряда международных договоров.

В отличие от первичных, производные субъекты создаются первичными. Объем их международной правосубъектности, который, как правило, закрепляется в международном договоре, зависит от намерения и желания их создателей. Это могут быть межправительственные организации или другие субъекты. При этом создатели наделяют их правом вступать в межгосударственные отношения от собственного имени. Международное право как самостоятельная система права возникло в силу объективной потребности правового регулирования взаимоотношений между государствами.

Государства являются основными субъектами международного права по следующим основаниям:

— долгое время государства были единственными субъектами международно-правовых отношений;

— нормы современного международного права предполагают регулирование главным образом отношений между государствами;

— правосубъектность других субъектов международного права проявляется прежде всего в их взаимоотношениях между государствами;

— в отличие от других субъектов международного права, государство обладает универсальной правоспособностью, не ограниченной во времени.

Создавая международное право, государства закрепили в нем объективно присущее только им особое юридическое свойство — суверенитет, т. е. право в пределах собственной территории осуществлять законодательную, административную власть без вмешательства со стороны других государств, а также самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Исходя из суверенности каждого государства, международное право признает, что суверенитет присущ любому государству с момента его возникновения. Следовательно, исключительно в результате своего существования государство становится субъектом международного права, т. е. носителем юридических прав и обязанностей. Субъектом международного права государство остается на протяжении всего периода своего существования. Правосубъектность прекращается лишь с прекращением существования данного государства в связи, например, с его вхождением в состав другого государства или разъединением его на ряд независимых государств.

Современная доктрина международного права признает, что международная Правосубъектность государств не зависит от волеизъявления других участников международно-правовых отношений. Один только факт его образования порождает его международную правоспособность. Признание или непризнание государств не влияет на международную Правосубъектность государств. Вместе с тем с исчезновением и появлением новых государств появляется ряд юридических вопросов, которые регулируются институтом международно-правового признания.

Институт международно-правового признания не кодифицирован, единого подхода и всеобщей практики нет. В современной теории международного права существуют две теории международно-правового признания: декларативная и конститутивная. Согласно декларативной теории, существование государств как субъектов международного права не зависит от их признания другими субъектами. В основе концепции принятая под эгидой ООН Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, которая констатировала, что все народы имеют право на самоопределение и в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие. По декларативной теории, признание — это лишь декларация или подтверждение существующего правового и фактического положения, поскольку правосубъектность возникла уже раньше в силу самого права. Сторонники декларативной теории также ссылаются на факт декларирования Французской Республики Наполеоном Бонапартом, декларирования Советского государства, провозглашение 21 марта 1990 г. независимости Намибии ― последней колонии в Африке и т. д.

Согласно конститутивной теории, государство как субъект международного права возникает только после его признания другими государствами. В качестве формы международного признания традиционно признается форма письменного послания от признающего государства. Речь идет о важном внешнеполитическом акте государства, которым оно считает целесообразным вступить в юридические отношения с признаваемой стороной и установить с ней дипломатические отношения. Такими сторонами могут быть вновь возникающие государство, нация или национально-освободительное движение. Таким актом признания стали: Заявление «двенадцати» о будущем статусе России и других бывших республик СССР от 21 декабря 1991 г., Указы Президента Российской Федерации от 28 декабря 1992 г. о признании Чехии и Словакии. На современном этапе признание государств другими государствами как условие его международной правосубъектности представляется единственно возможной объективной оценкой реальной суверенности и других слагаемых статуса субъекта международного права.

Все более утверждается точка зрения, что в отличие от национального права, в котором правосубъектность (правоспособность) лиц определяется законодательно, в международном праве она определяется и устанавливается коллективно с согласия государств. Признание государств является выражением такого согласия, а следовательно, выражением утверждения реальной правосубъектности, т. е. реальной возможности обладать правами и обязанностями. Наиболее признанной и прогрессивной считается признание государств путем принятия их в круг государств ― членов ООН (согласно утвержденной в Уставе ООН процедуре).

В качестве основных субъектов международного права выступают государства, различные по своему устройству, — унитарные и сложные (федерации, союзы). Члены подавляющего большинства современных федеративных государств, согласно конституций, не являются субъектами международного права. Федеративное государство выступает в межгосударственных отношениях как целостный субъект международного права. В ряде международных договоров (Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. (ст. 28), Международном пакте о гражданских и политических правах и Международном пакте о социальных, экономических и культурных правах (1966 г.) особо подчеркивается, что положения договора распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений или изъятий. Это положение отражено также в конституциях многих стран мира. Так, ст. 6 Конституции США квалифицирует заключенные от имени США договоры, наравне с Конституцией и законами, как «верховное право страны», которому должны следовать судьи в каждом штате. В то же время Конституция США, по существу, запрещает штатам осуществлять внешние сношения. Согласно ч. 3 ст. 32 Основного закона Германии, земли в сфере своей компетенции могут с согласия федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами.

При освещении вопроса о соблюдении субъектами Российской Федерации международных обязательств России в сфере защиты прав человека следует исходить из того, что любое федеративное государство выступает в межгосударственных отношениях как целостный субъект международного права. Статья 29 Венской конвенции о праве международных договоров обусловливает обязательность договора «для каждого участника», в том числе и для субъектов федеративных государств.

Статья 28 Пакта об экономических, социальных и культурных правах и ст. 50 Международного пакта о гражданских и политических правах также говорят о том, что их положения «распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений и изъятий». Аналогичный подход присущ целому ряду конституций зарубежных стран.

Специфика государственного устройства может лишь влиять на механизм реализации международной правосубъектности федеративного государства. Юридические системы различных стран мира по разному решают эти вопросы. Юридическая процедура приведения в действие норм международного договора внутри государства в разных странах различна. Об этом свидетельствует законодательное регулирование, характерное для федеративных государств.

Так, США, опираясь на свою Конституцию, пытаются ограничить распространение содержащихся в основополагающих международных актах норм в сфере зашиты прав человека на всю территорию своего федеративного государства. Они исходят из того, что федеративное государство не может гарантировать осуществление прав и свобод, в них закрепленных, на территории всех его составных частей. Статья 6 Конституции США квалифицирует заключение от имени США договоры, наравне с Конституцией и законами, как «верховное право страны», которому должны следовать судьи в каждом штате. Вместе с тем, ст. 6 Конституции США гласит, что все договоры, которые заключены или будут заключены Соединенными Штатами, являются высшими законами страны, судьи каждого штата обязаны к их исполнению, хотя бы в Конституции и законах отдельных штатов встречались противоречащие постановления.

Конституция Австрии (ст. 9) провозглашает, что общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права.

Согласно Основному закону ФРГ, перед заключением федерацией договора, затрагивающего особое положение какой-либо земли, эта земля должна быть своевременно заслушана. Согласно ч. 3 ст. 32 Основного закона Германии, земли в сфере своей законодательной компетенции могут с согласия федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами. Основной закон Федеративной Республики Германии (ст. 25) гласит, что общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права. Они имеют преимущества перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории федерации.

Конституция Российской Федерации относит заключение международных договоров к ведению Российской Федерации (ст. 71 п. 2к). В Конституции Российской Федерации участие ее субъектов в заключении международных договоров не стало предметом конституционного регулирования. Пункт о. ст.72 Конституции России гласит, что выполнение международных договоров Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Закон «О международных договорах РФ» (ст.4) предусматривает рассмотрение предложений заинтересованного субъекта Федерации при подготовке проекта договора.

В Конституции Российской Федерации нет определенно сформулированной нормы о приоритете действия международных договоров Российской Федерации на всей территории. Вместе с тем международные договоры страны, согласно Конституции, являются составной частью ее правовой системы, положения официально опубликованных международных договоров действуют на всей территории непосредственно

В Советском Союзе суверенными являлись как федерация в целом, так и входящие в нее союзные республики. Каждая из союзных республик имела право вступать в отношения с иностранными государствами, заключать с ними договоры и обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами, участвовать в деятельности международных организаций. На практике это право реализовалось лишь Украинской ССР и Белорусской ССР, которые являлись членами ООН, а также ее специализированными учреждениями и органами.

В Конституции Российской Федерации нет определенно сформулированной нормы, четко регулирующей деятельность субъектов Федерации по осуществлению международных и внешнеэкономических связей, что давало бы возможность ряду субъектов осуществлять собственное правовое регулирование данной области. Самостоятельно выступая в качестве участника международной деятельности, субъекты Федерации руководствовались, как правило, своими законами, игнорируя федеральные. Этому в значительной мере способствовали договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Сложившаяся практика толкала на попытки выработки в отечественной доктрине концепции частичной международной правосубьектности субъектов Федерации или даже их всеобщего признания как особой категории субъектов международного права.

Такие предложения полностью противоречат как основным принципам международного права, так и Конституции Российской Федерации, закрепившей приоритетную роль Российской Федерации во внешней политике, международных отношениях, в заключении международных договоров. Данный подход закреплен в принятом 4 января 1999 г. Федеральном законе «О координации международных внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации». Важно то, что в законе дано официальное толкование положений Конституции Российской Федерации о совместном ведении Федерации и субъектов Федерации в плане координации международных и внешнеэкономических связей. В законе подчеркнуто, что речь идет не о международных отношениях, а лишь о международных связях, осуществление которых субъектами должно четко регулироваться и контролироваться самой Федерацией. При этом ст. 7 Федерального закона оговаривает, что соглашения об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключаемые органами власти субъекта Российской Федерации, независимо от формы, наименования и содержания, не являются международными договорами.

В Постановлении Правительства Российской Федерации от 1 февраля 2000 г. «О принятии Правительством Российской Федерации решений о согласии на осуществление субъектами Российской Федерации международных и внешнеэкономических связей с органами власти иностранных государств» закреплено положение о том, что федеральные органы государственной власти не несут ответственности по названным соглашениям, за исключением случаев, когда они заключены с согласия Правительства Российской Федерации либо когда по конкретному соглашению субъекта Российской Федерации имеются официальные гарантии Правительства Российской Федерации. На деле это также означает, что субъекты Федерации не выступают на международной арене в качестве самостоятельных субъектов международного права и, следовательно, заключаемые ими договоры не подлежат регулированию международным правом.

В последнее время во всем мире активизировалась международным правом деятельность субъектов федерации (Германия, Канада, Бельгия, Швейцария, Россия). Она включает в основном заключение договоров с иностранными государствами, открытие зарубежных представительств и отчасти участие в работе ряда межправительственных организаций. Осуществляется она в рамках конституционных компетенции и с согласия органов исполнительной власти. В ряде федераций (Германия, Канада, Швейцария) их члены — земли, провинции, кантоны — имеют определенные конституционные права вступать в международные договорные отношения. Вместе с тем круг таких вопросов ограничен, и осуществляются такие права под контролем федерации. В целом такая деятельность не всегда соответствует существующим нормам международного права и требует соответствующей кодификации. Так, Комиссия международного права ООН, рассматривая вопрос о соответствии договоров, заключаемых субъектами федерации, предложила следующее положение:

«Государства — члены федеративного союза могут обладать правоспособностью заключать международные договоры, если такая правоспособность признается федеральной конституцией и не уходит за установленные ею пределы». При этом остается незыблемым, что международным правом регулируются договорные отношения только между субъектами международного права. В силу приведенных доводов договоры субъектов федерации не могут рассматриваться иначе, как в рамках государственного права той или иной страны, а субъекты существующих в современном мире федераций не являются субъектами международного права. Остается в силе принципиальное положение: одна федерация — один субъект международного права.

В отечественной науке международного права преобладает точка зрения, что субъектом международного права является само государство, а не органы и должностные лица, представляющие его. Поэтому не должны вводить в заблуждение выражения «межправительственная организация», «межправительственное» или «межведомственное соглашение». Субъектом во всех этих случаях является государство, которое несет полную ответственность за действия своих органов. Первичными субъектами современного международного права признаются также нации и народы, которые ведут борьбу за независимость. Это вытекает из права наций на самоопределение — одного из важнейших международно-правовых принципов. Борющиеся нации признаются как субъекты международного права в лице органов национального освобождения.

Концепция международно-правовой субъектности наций и народов, борющихся за независимость, появилась под влиянием национально-освободительного движения. В документах ООН национально-освободительные движения представлены как временная форма существования государств, находящихся в процессе формирования и становления. Признание права наций и народов бороться во имя самоопределения, отражено в принятой в 1970 г. на 15-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, а также в Декларации о принципах международного права, касающихся международных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. Согласно международному праву, борющиеся нации становятся участниками международно-правовых отношений после создания на определенных территориях определенных властных структур, способных выступать от имени населяющих эту территорию населения в межгосударственных отношениях (таковыми были Фронт национального освобождения Алжира, Народное движение за освобождение Анголы, Народная организация Юго-Западной Африки, Организация африканского единства, Организация освобождения Палестины). Они могут вступать в отношения с другими государствами и международными организациями, участвовать в работе международных конференций, пользоваться защитой норм международного права.

Производными субъектами международного права являются международные (межправительственные) организации. Они создаются государствами на основе международного соглашения (учредительного документа), который и свидетельствует об объеме их правосубъектности. Правосубъектность международных организаций выражается в их способности участвовать в международных отношениях от имени государств-членов, а также заключать международные договоры с государствами и другими международными организациями.

К субъектам международного права относятся также международные органы универсального характера, как, например, Международный суд ООН.

Практика современных международных отношений свидетельствует о том, что на приобретение статуса субъекта международного права все более активно претендуют международные неправительственные организации, а также физические лица (индивидуумы). Вопрос об их международной правосубъектности остается дискуссионным в отечественной науке международного права. В частности, самое большее число противоречий, различных подходов и оценок, существует о международно-правовом статусе международных неправительственных организаций. Преобладает точка зрения, что статус неправительственных организаций должен регулироваться исключительно внутренним правом. Это можно объяснить тем, что еще до конца не осознана роль этих организаций на наиболее важных участках международной жизни. Не учитывается то, что в настоящее время многие аспекты их международной деятельности регламентируются межправительственными актами. Отдельные неправительственные организации получают на основе международного права консультативный статус при ООН и его специализированных учреждениях, Совете Европы и других международных организациях. Это свидетельствует о том, что неправительственные организации, будучи субъектом внутригосударственного права, обладают определенными элементами международной правосубъектности. Получая консультативный статус, неправительственные организации получают определенные права и наделяются определенными обязанностями. В случае их невыполнения неправительственная организация может быть подвергнута соответствующей санкции, например, в виде лишения консультативного статуса.

Особенностью современного международного права является признание того факта, что физические лица как его субъект играют все более значительную роль. В таких отраслях международного права, как права человека, гуманитарное право, уголовное право, появляется значительное число норм, свидетельствующих о том, что физические лица обладают или могут обладать совершенно конкретными правами и обязанностями, регулируемыми международным правом. Правовые доктрины западных государств не только относят индивидуумов к субъектам международного права, но ставят их в центр всей международно-правовой системы.

Отечественная доктрина международного права, признавая реальные возможности индивидуума выступать на международной арене в защиту своих прав (в Комитете ООН по правам человека и других комитетах ООН, в Европейском суде, Суде Европейского союза), не выработала единую концепцию в отношении международной правосубъектности индивиддуумов. Вместе с тем точка зрения о признании физических лиц субъектами международного права (хотя и с ограниченной правосубъектностью) все более утверждается.

Нормы и принципы современного международного права

Международное право, являясь одним из компонентов межгосударственной системы, представляет собой целостную самостоятельную систему. Система современного международного права, которая базируется на комплексе юридических норм, как и всякая целостная система, характеризуется принципиальным единством входящих в нее компонентов и одновременно упорядоченным подразделением на относительно самостоятельные части.

Компонентами системы международного права являются: цели международного права; международно-правовые нормы; принципы международного права; источники международного права; отрасли международного права; институты международного права.

Международно-правовая цель ― это модель желаемого состояния той или иной сферы мирового сообщества в будущем, которую субъекты согласились реализовать совместными усилиями. Основные цели международного права определены в Уставе ООН. Это: поддержание мира; и безопасности, развитие дружественных отношений; между государствами сотрудничества в разрешении международных проблем; защита прав человека и др.

Норма международного права является первичным элементом системы международного права. Она является согласованным субъектами и юридически закрепленным правилом поведения в определенных международных отношениях.

Под нормой международного права следует понимать правило поведения, которое создается государствами и другими субъектами международного права и признается ими в качестве юридически обязательного.

Нормы международного права следует отличать от норм международной вежливости (морали), к которым, например, относится большинство правил дипломатического протокола. Эти нормы также соблюдаются субъектами международного права, однако, если нарушение норм международного права дает основание для международно-правовой ответственности, то нарушение моральной нормы такой ответственности не предполагает.

Международно-правовая норма, выполняя регулятивную функцию, упорядочивает поведение участников международных отношений. В отличие от норм внутригосударственного права, которые создаются органами государства, нормы международного права создаются самими субъектами международного права, поскольку в межгосударственной системе нет надгосударственного законодательного органа. Создание норм международного права достигается путем соглашения между государствами или другими субъектами международного права (например, международными организациями). Во многом на них влияют юридические нормы, действующие в отдельных странах, а также обычаи, что доказывает процесс взаимозависимости международного и внутригосударственного права. С другой стороны, нормы, международного права могут воздействовать на национальное право. Они могут быть использованы для регулирования отношений внутри государства. Однако происходит это исключительно по воле самих государств.

Формы согласования норм международного и внутригосударственного права, как и механизм реализации норм международного права отдельными государствами, могут быть разными. Наибольшее распространение получила форма национально-правовой имплементации. Как форма осуществления взаимосвязи не менее эффективно применяется форма инкорпорации.

Несмотря на различие направлений, наука международного права признавала юридическую обязательность норм международного права. Исключением являлась немецкая доктрина конца XIX ― начала XX в., отстаивающая точку зрения, согласно которой отсутствие в международных отношениях власти, стоящей над государствами, означает, что международное право не имеет юридической силы как обычное право, а его нормы являются лишь моральными предписаниями, «правилами мудрости, а не нормами права». Современной концепцией. по существу отрицающей обязательную юридическую силу норм международного права, является концепция американского юриста М. Макдугала.

Санкции за невыполнение международно-правовой нормы. В общей теории права применительно к внутригосударственному праву под санкцией обычно понимается указание на те меры государственного принуждения, которые применяются к нарушившему запрет или не выполнившему веление нормы права. Санкции в международном праве предполагают ответственность субъекта международного права за нарушение норм международного права. Санкции, как правило, применяются международными организациями, главным образом Организацией Объединенных Наций. Все большее значение приобретает международный контроль и инспектирование (инспекции международных организаций, инспекции государств — участников договора, взаимные инспекции). Способы классификации международных норм могут быть различными в зависимости от положенных в их основу признаков. Если в качестве базового критерия выбрать происхождение нормы, то можно говорить о нормах договорных и нормах обычных.

Договорные нормы — это нормы, согласованные, признанные и закрепленные международным соглашением.

Обычные нормы возникают и признаются в качестве юридически обязательных правил поведения в результате повторяющихся действий субъектов международных отношений. Это сложившиеся в практике неписаные правила, за которыми субъекты международного права признают юридическую силу. Статут Международного суда (ст. 38) определяет международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы.

Так, в течение длительного времени только международным обычаем регулировались процедура и порядок подготовки и заключения международных договоров. Точно так же на протяжении многих веков существовал в виде международного обычая принцип добровольного исполнения международных обязательств («pacta sunt servanda»), ныне закрепленный в Уставе ООН и Венской конвенции о праве международных договоров.

Квалификация обычая как нормы международного права является сложным вопросом. В отличие от договорных норм, обычай не оформляется каким-либо единым актом в письменном виде. Поэтому для установления существования обычая используются вспомогательные средства: судебные решения и доктрины, решения международных организаций, односторонние акты и действия государств. Вместе с тем обычные нормы имеют такую же юридическую силу, как и договорные.

Круг субъектов международного права, на которых распространяется действие тех или иных норм, обуславливает их разделение на универсальные и партикулярные.

Универсальные международно-правовые нормы регулируют отношения всех субъектов международного права и составляют общее международное право.

Партикулярные международно-правовые нормы регулируют отношения между субъектами, составляющими ограниченный, строго определенный круг участников международных отношений. Таковы, например, нормы международного права, установленные Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, другими соглашениями, принятыми в рамках Совета Европы. Это также нормы, принятые в рамках Европейского союза, Организации американских государств. Это нормы, заключенные в двусторонних соглашениях, специальных международных договорах. Такие нормы имеют обязательную юридическую силу лишь для субъектов международного права, являющимися сторонами договора.

По способу правового регулирования международные нормы подразделяются на диспозитивные и императивные.

Диспозитивная норма международного права позволяет субъектам в ее рамках избирать параметры своего поведения, определяя в зависимости от обстоятельств объем и содержание взаимных прав и обязанностей в конкретных правоотношениях. Так, согласно общему международному праву, территориальные воды являются частью территории государства и иностранное рыболовство в них запрещается. Конвенция ООН по морскому праву определяет также правовой статус континентального шельфа прибрежного государства (морское дно и недра подводных районов, простирающиеся за пределы его территориального моря на всем протяжении естественного положения его сухопутной территории на расстояние 200 морских миль), закрепляет суверенные права прибрежного государства над континентальным шельфом (разведку и разработку природных ресурсов). Никто не может делать этого без разрешения прибрежного государства. Однако это не исключает право двух государств договориться (заключить соглашение) по поводу совместного ведения дел в этих районах.

Диспозитивной является норма, которая содержится в п. 2 ст. 9 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. Она гласит, что текст договора принимается на международной конференции путем голосования за него двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании. Однако государства тем же большинством голосов вправе решить вопрос о применении другого правила: принимать текст договора простым большинством, квалифицированным или единогласно.

Императивная норма международного права (jus cogens) устанавливает конкретные формы и пределы действий субъектов, которые не могут по своему усмотрению изменить установленные объем и содержание прав и обязанностей. К таким нормам относятся прежде всего нормы договоров, учреждающих международные организации, договоры о границах и т. д.

Наиболее точное определение норм jus cogens — императивных норм общего международного права, имеющих высшую юридическую силу, — дано в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., в соответствии с которой императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер.

Особенность императивных норм заключается в том, что любое отклонение от них делает действия государств ничтожными. На основании ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме международного права.

Выделение норм jus cogens было вызвано признанием государствами ряда международно-правовых норм, которые составляют основу мирового правопорядка. Отклонение от таких норм рассматривается как посягательство на общее международное право.

К категории jus cogens относятся принципы международного права, которые являют собой наиболее общее выражение установившейся практики международных отношений, юридически закрепленные начала современного международного права, его фундамент. Принципы международного права способствуют стабилизации международных отношений, ограничивая их определенными нормативными рамками, и закрепляют все новое, что появляется в практике международных отношений, и таким образом способствуют их развитию.

Основные принципы современного международного права не могут быть отменены государствами ни индивидуально, ни коллективно. Соблюдение принципов международного права является строго обязательным для всех участников международных отношений. Их действие распространяется даже на те области отношений субъектов, которые по каким-либо причинам не урегулированы конкретными нормами. Следовательно, любые попытки не соблюдать принципы международного права недопустимы, так как наносят урон сохранению и поддержанию цивилизованных отношений между государствами.

Единого документа, который исчерпывающим образом перечислял бы принципы международного права, нет. Основные принципы международного права отражены в Уставе ООН, другие — в резолюциях Генеральной Ассамблеи, третьи — в документах регионального характера. Наиболее полно содержание принципов международного права раскрыто в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, в соответствии с Уставом ООН, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г., и Декларации принципов, которыми государства — участники будут руководствоваться во взаимных отношениях содержащейся в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г.

Все принципы международного права взаимно связаны, и каждый из них должен рассматриваться в контексте всех других принципов.

Согласно ст. 38 Статута Международного суда, «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями», наряду с договорными нормами и обычаем, являются основным источником международного права. Суд применяет их, решая переданные ему на основании международного права споры.

Основу современных международных отношений составляет принцип суверенного равенства государств. Он нацелен на обеспечение уважения юридического равенства государств (независимо от различий экономического, социального, политического характера). Этот важнейший принцип международного права отражен в п. 1. ст. 2 Устава ООН, который гласит: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее членов». Данный принцип закреплен в уставах международных организаций системы ООН, в уставах региональных международных организаций, в многосторонних и двусторонних соглашениях государств и международных организаций.

Принцип суверенного равенства государств означает, что каждое государство обязано уважать суверенитет других государств, т. е. их право в пределах своей территории осуществлять законодательную, исполнительную, административную и судебную власть без какого-либо вмешательства со стороны других государств. Понятие суверенного равенства включает следующие элементы: обеспечение юридически равного участия государств в международных отношениях; обладание государствами принципиально равных прав и обязанностей; обладание каждым государством права на полный суверенитет; обязанность государств во взаимных отношениях уважать различия в историческом и социально-политическом развитии, разнообразие позиций и взглядов, внутренние законы и обычаи; право государств определять и осуществлять по своему усмотрению и международному праву отношения с другими государствами.

Принцип неприменения силы и угрозы силой. Согласно п. 4 ст. 2 Устава ООН, все члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций. Следует подчеркнуть, что этот принцип распространяется не только на государства-члены ООН, но и на все государства мира. Вместе с тем Устав ООН (ст. 42—47, 41 и 50) допускает применение как вооруженной, так и невооруженной силы (полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых). Однако применение такой силы носит коллективный характер и требует одобрения Совета Безопасности. Вопросы применения принудительных мер регулируются на основании гл. VII Устава ООН. Если Совет Безопасности констатирует, что события, происходящие на территории какого-либо государства, угрожают международному миру и безопасности, такие события перестают быть внутренним делом данного государства и действия ООН в отношении этих событий не будут вмешательством во внутренние дела.

Впоследствии формула Устава ООН была конкретизирована в документах, в целом ряде деклараций, принятых в форме резолюций ООН: Декларации о принципах международного права 1970 г., Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или от ее применения в международных отношениях 1987 г. и др. международных актах.

Принцип территориальной целостности государств. Этот принцип общего международного права, который утвердился с принятием Устава ООН, действует на всех континентах, независимо от того, существуют или нет специальные соглашения по этому вопросу. Его назначение — защита территории государства от посягательств извне. Речь идет о любых действиях против территориальной целостности и неприкосновенности. Например, транзит любых транспортных средств через иностранную территорию без разрешения территориального суверена является нарушением не только неприкосновенности границ, но и неприкосновенности государственной территории в целом, поскольку именно она используется для транзита. Все природные ресурсы являются составными компонентами территории государства и также неприкосновенны. Поэтому их разработка иностранными лицами или государствами без разрешения территориального суверена также является нарушением территориальной неприкосновенности.

Принцип нерушимости государственных границ непосредственно связан с принципом территориальной целостности государств. Этот принцип составляет одну из важнейших основ безопасности европейских государств. Принцип нерушимости границ, согласно Заключительному акту 1975 г., действует только в отношении европейских государств — участников этого пакта, а также США и Канады.

Принцип мирного разрешения международных споров закрепляет юридическую обязанность государств использовать мирные средства разрешения международных споров. Этот принцип заключен в п. 3 ст. 2 Устава ООН, в которой указано, что все члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость. К системе мирных средств разрешения международных споров относятся: дипломатические переговоры; обращение к третьим сторонам или международным органам; обращение в Международный суд ООН. Согласно ст. 36 Статута Международного суда, юрисдикция суда факультативна: государства могут (но не обязаны) сделать заявление об обязательности юрисдикции Международного суда.

Принцип всеобщего уважения прав человека. Становление принципа всеобщего уважения прав человека и основных свобод для всех в качестве одного из основных международно-правовых принципов непосредственно связано с принятием Устава ООН. В Уставе ООН впервые была закреплена универсальная норма, в соответствии с которой государства обязаны уважать права и свободы человека и основные свободы. Согласно ст. 55 Устава ООН, государства берут на себя обязательство содействовать «всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии». В ст. 56 Устава ООН подчеркнуто, что все члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для этой цели. Этот принцип в дальнейшем был конкретизирован во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., в принятых в 1966 г. Международном пакте о гражданских и политических правах, а также Международном пакте о социальных, экономических и культурных правах и десятках других международно-правовых актах.

Принцип самоопределения народов и наций. Самоопределение означает право народов выбирать такой путь развития, который в наибольшей степени соответствует их историческим, географическим, культурным, религиозным традициям. Принцип уважения права каждого народа свободно выбирать пути и формы своего развития в качестве императивной нормы современного международного права получил отражение в Уставе ООН. Одна из важнейших целей ООН, закрепленная в п. 2. ст. 1 Устава состоит в развитии дружественных отношений между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов. Указанная цель конкретизируется во многих других положениях Устава. Этот принцип получил свое подтверждение в других международно-правовых актах, в частности в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г.. Пактах о правах человека 1966 г., в Заключительном акте СБСЕ и др.

Принцип сотрудничества. Идея международного сотрудничества государств независимо от различий в политическом, экономическом и социальном строе в различных сферах международных отношений является основным положением в системе норм, содержащихся в Уставе ООН. Этот принцип зафиксирован также в уставах многих международных организаций, в международных договорах, многочисленных резолюциях и декларациях.

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств возник в форме международно-правового обычая pacta sunt servanda, который означает, что договоры следует выполнять. В современном международном праве этот принцип является основополагающим и закреплен в Уставе ООН. Согласно Декларации о принципах международного права 1970 г., каждое государство обязано добросовестно выполнять обязательства, принятые им в соответствии с Уставом ООН, а также общепризнанными принципами международного права. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств закреплен в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

Источники норм международного права

Источники норм международного права представляют собой установленные государствами в процессе правотворчества формы воплощения согласованных решений, формы существования международно-правовых норм.

Статья 38 Статута Международного суда содержит перечень источников международного права, которые он применяет при решении переданных ему споров. К таким источникам относятся: международные конвенции международный обычай, общие принципы права. Судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву применяются в качестве вспомогательного средства.

Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г., подчеркивает все возрастающее значение международных договоров как источников международного права. Международный договор характеризуется как основной источник по следующим причинам:

— договорная форма позволяет достаточно четко сформулировать правомочия и обязательства сторон;

— договорным регулированием охвачены сегодня все без исключения области международных отношений, государства последовательно заменяют обычаи договорами;

— договоры наилучшим образом обеспечивают согласование и взаимодействие международных норм и норм внутригосударственного законодательства.

Отраслью международного права принято считать совокупность согласованных юридических норм, регулирующих более или менее автономно межгосударственные отношения определенного вида. К отраслям международного права относятся: право международных договоров, право международных организаций, право международной безопасности, право внешних сношений, международная защита прав человека, международное гуманитарное право, международное морское право, международное воздушное право, международное космическое право, международное право окружающей среды, международное экономическое, социальное и культурное сотрудничество. Целый ряд отраслей международного права, как, например, международное уголовное право, международная борьба с преступностью и другие, находятся в процессе становления.

К институтам международного права относят институт признания, территорию в международном праве, институт правопреемства, институт международной ответственности.

Международный договор –

основной источник международного права

Договором называется заключенное между государствами или другими субъектами международного права соглашение, предназначенное для регулирования их взаимоотношений путем создания международно-правовых обязательств.

Международные соглашения регулируют политические, экономические и культурные отношения между государствами. Эти соглашения могут носить разные названия.

В основе признанного в доктрине международного права определении международного договора лежит соглашение. Оно служит главным методом согласования воль государств путем принятия решений и создания норм, призванных регулировать международные отношения, в которых отсутствует надгосударственная власть. Поэтому соглашение так или иначе присутствует во всех международно-правовых договорах, несмотря на различные их наименования и формы. В прошлом это могли быть трактаты, в настоящее время это чаще всего — договоры, пакты, соглашения, конвенции, акты, протоколы, статуты и уставы.

Конвенциями и пактами называются соглашения, регулирующие отношения между государствами по специальным вопросам, например Конвенция ООН по морскому праву, Венская конвенция о дипломатических сношениях, Конвенция о правах ребенка, Международный Пакт о гражданских и политических правах, Международный Пакт о социальных и экономических правах.

Протоколы, выступая в роли самостоятельного международного договора, как правило, связаны с текстом какого-либо договора. При помощи протокола дополняется, меняется, конкретизируется или расширяется содержание данного договора. Таковыми являются большинство протоколов к Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, Протоколы к Женевским конвенциям 1949 г. Нередко в названии протокола подчеркнут его факультативный (необязательный), характер, что дает право участнику стороны основного договора воздержаться (навсегда иди на время) от принятия юридических обязательств по Протоколу (например, Факультативный протокол к Пакту о гражданских и политических правах, Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин).

Статуты и уставы — это, как правило, учредительные акты международных организаций или органов (статут Международного Суда ООН, Устав ООН, Устав Совета Европы и т.д.).

Международные договоры разделяют по числу участников (двусторонние и многосторонние); по предмету договора (по различным отраслям международного права); по срокам (срочные и бессрочные).

Декларации, резолюции международных организаций и политические соглашения относятся к не правовым формам международных актов. Не будучи юридически обязательными, эти акты обладают значительной морально-политической силой. В качестве примера можно указать на резолюции Генеральной ассамблеи ООН, региональных организаций и акты, принятые участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (ныне ОБСЕ). Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. определяет следующие стадии заключения договора:

Принятие текста — это формальный акт, посредством которого устанавливаются форма и содержание предлагаемого договора. Тексты двусторонних договоров или договора с небольшим числом государств принимаются единогласно всеми участвующими в его составлении государствами. Текст многосторонних договоров принимается на международной конференции путем голосования за него двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании, если тем же большинством голосов они не решили применять другое правило. Так, например, тексты, разработанные в рамках ООН, принимаются на соответствующих конференциях путем голосования резолюции об одобрении, к которой прилагается текст принятого договора.

2. Установление аутентичности текста. Предусмотренная в тексте договора или согласованная между государствами процедура фиксации того, что принятый текст международного договора является окончательным и изменениям не подлежит, называется установлением аутентичности текста. При отсутствии такой процедуры аутентичность текста устанавливается:

путем подписания (нередко установление аутентичности текста совпадает с окончательным подписанием договора);

подписания ad referendum;

парафирования (уполномоченные договаривающихся государств ставят свои инициалы под текстом договора в свидетельство того, что данный согласованный текст является окончательным и не подлежит изменению).

3. Выражение согласия на обязательность договора. Согласие государств на обязательность для него договора может быть выражено подписанием договора, ратификацией, принятием, утверждением, присоединением. Именно на этой стадии происходит рождение международного договора как источника международного права, возникают обязательные договорные нормы. Форма выражения согласия на обязательность договора предусматривается в тексте договора.

Особое место среди форм выражения согласия на обязательность договора занимает ратификация — утверждение международного договора высшим органом государства. Ратификация обычно воплощается в двух различных актах — международной ратификационной грамоте и внутригосударственном нормативном акте (законе, указе).

Международное право не устанавливает внутригосударственной процедуры ратификации. Процедура ратификации, как другие формы признания согласия на обязательность договора, регулируется конституциями и другими законодательными актами государств. Они определяют органы, осуществляющие ратификацию, их компетенцию и взаимодействие в этом процессе, устанавливают, какие договоры подлежат ратификации. Все это внутреннее дело каждого государства. Международное право не устанавливает внутригосударственной процедуры ратификации, ровно, как и перечня договоров, подлежащих ратификации.

В большинстве государств ратификация чаще всего осуществляется главой государства, иногда — самим парламентом. В Российской Федерации, согласно Конституции, ратификация производится в форме федерального закона, принимаемого Государственной Думой и подлежащего обязательному рассмотрению в Совете Федерации. Президент подписывает законы, в том числе о ратификации, а также ратификационные грамоты.

Конституция Российской Федерации, как и конституции других государств, приверженных принципам демократического правового государства, демонстрирует сближение государственного и международного права. Подтверждая приверженность упрочению международной законности, она закрепляет правовые основы взаимодействия России с мировым сообществом и предоставляет международному праву особое положение в правовой системе страны. Конституция России установила, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (договоры, участником которых она является — Прим. авт.) являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора».

Термин «правовая система» означает, что международные нормы не приравниваются к законодательству. В отличие от законодательства, в правовой системе страны международные нормы могут занимать различное положение. Устанавливаемый п. 4 ст. 15 приоритет правил международного договора по отношению к противоречащим им правилам внутренних законов означает, что в случае обнаружения противоречия суды должны применять не правила закона, а нормы, содержащиеся в договоре. Здесь есть одно исключение. Может возникнуть ситуация, когда законом предусмотрено более благоприятное регулирование по сравнению с международным договором. В этом случае, исходя из принципа, что подписание международного договора не должно ухудшать положение субъектов внутреннего права, следует руководствоваться нормами закона. В ряде международных договоров содержатся так называемые защитительные оговорки, в которых прямо говорится об этом. Например, ч. 2 ст. 5 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит, что никакое ограничение или умаление каких бы то ни было прав человека, признаваемых или существующих в каком-либо из участвующих в настоящем Пакте государстве в силу закона, конвенций, правил или обычаев, не допускается под тем предлогом, что в настоящем Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшем объеме. Аналогичные защитительные оговорки присутствуют в конвенции о правах ребенка и других международных актах.

Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г. подтвердил конституционное положение о том, что международные договоры являются составной частью ее правовой системы, и приверженность основополагающему принципу международного права ― принципу добросовестного выполнения международных обязательств.

Включение заключенных Российской Федерацией международных договоров в правовую систему страны и придание им особого статуса, означает, что в своей деятельности все органы государства обязаны руководствоваться не только внутренними законами, но также и официально опубликованными и имеющими для России юридическую силу международными договорами.

Это принципиальное положение было подтверждено Конституционным судом Российской Федерации. В его постановлении от 31 июля 1995 г. говорится: «В соответствии с принципами правового государства, закрепленными Конституцией Российской Федерации, органы власти в своей деятельности связаны как внутренним, так и международным правом»

Необходимо отметить, что статус, приданный международным договорам Конституцией Российской Федерации, в целом соответствует международному праву и тенденциям его развития. Статью 15 Конституции нельзя рассматривать как ограничивающую суверенитет России, так как помимо того, что она была включена добровольно, заключение тех или иных договоров определяется прежде всего национальными интересами государства и всецело зависит от его воли. Согласно Конституции, решение о согласии Российской Федерации на обязательность для нее международного договора, выраженное путем подписания, ратификации, присоединения и т. д., принимаются исключительно органами государственной власти Российской Федерации. Конституционным и не противоречащим международному праву является право Российской Федерации, как и любого другого государства, на прекращение (денонсацию) и приостановления действий международных договоров. Более того, на Конституционный суд Российской Федерации возложена обязанность обеспечивать соответствие положений не вступивших в силу международных договоров Конституции Российской Федерации. Следовательно, чтобы обеспечить фактическую реализацию приоритета нормы международного права на внутригосударственном уровне, требуется добровольное осуществление ряда мер со стороны государства, обеспечивающих конституционное признания юридической обязательности тех или иных договоров.

Принципиально важно и то, что непременным условием действия содержащихся в международном договоре норм в правовой системе Российской Федерации является вступление договора в силу. Так, согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., только действующий договор порождает юридические последствия. Постановление Пленума Верховного суда от 31 декабря 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» (п. 5) нацеливает суды на применение именно вступивших в силу для Российской Федерации международных договоров. Ссылки на другие международные акты, могут носить только вспомогательный характер, использоваться для этого, чтобы обогатить аргументацию решения, а не как обоснование постановления по делу, как доказательство применения того или иного акта.

Важно и то, что международный договор «автоматически» не отменяет внутренние законы, которые несовместимы с ним, если только договорные постановления не являются самоисполняющимися. Чаще в тексте международного договора содержатся указания на необходимость принятия соответствующих международных актов. Так, ст. 1 и 2 Международного пакта об экономических правах говорят о том, что государства обязуются осуществлять провозглашенные в пакте права лишь в максимальных пределах имеющихся ресурсов и лишь путем принятия соответствующих законодательных мер. Конвенция МОТ № 11 (ст. 2) содержит обязательство государств проводить посредством согласованных с национальными условиями и практикой методов «национальную политику», направленную на поощрение равенства возможностей в отношении труда и занятости.

Несмотря на все демократические процедуры, обеспечивающие право государства определять, какие договорные нормы международного права станут частью его правовой системы, приходится констатировать, что в момент принятия Конституции Российской Федерации 1993 г. отечественная юридическая наука и еще в большей мере практика не были подготовлены к изменениям, вносимым Конституцией в правовую систему страны. В первые годы появились законодательные акты, по существу переистолковывающие конституционные положения.

Для избежания подобного, а также осознанного применения международных норм необходимы: конституционный механизм контроля за соответствием национального права международным обязательствам; экспертиза на соответствие законопроектных работ международному праву; внесение ясности в определение международно-правовой природы межведомственных договоров (едва ли можно предположить, что правило межведомственного договора обладает приоритетом в отношении правил закона).

Необходимо повышение квалификации практикующих юристов, включение в программы по специальности «юриспруденция» курса международного права, пропаганда внешнеполитических документов, повышение профессионализма деятельности средств массовой информации в этой сфере, а также рост уровня международно-правового сознания в целом. Без эффективной работы по всем этим направлениям международное право не в состоянии реально войти в правовую систему страны.

Соотношение и взаимодействие международного

и внутригосударственного права

В правовой доктрине применительно к трактовке соотношения международного и внутригосударственного права существуют две основные теории — монистическая и дуалистическая. Согласно монистической теории, международное и внутреннее право — части общей единой системы права. Суть дуалистической теории: международное и внутригосударственное право — две различные самостоятельные правовые системы права, не подчиненные одна другой. Признается различие в субъектах, методах нормотворчества, формах существования правовых норм, правоприменительной практикой. Для того чтобы норма международного права приобрела юридическую силу на территории государства, она должна быть трансформирована в национальный правовой акт. Генеральная трансформация заключается в установлении государством в своем внутреннем законодательстве общей нормы, придающей международно-правовым нормам силу внутригосударственного действия. Специальная трансформация заключайся в придании государством конкретным нормам международного права силы внутригосударственного действия путем их воспроизведения в законе текстуально.

Признавая самостоятельность двух правовых систем, нельзя отрывать одну систему от другой, возводить между ними «китайскую стену», необходимо признать их взаимодействие. Термин взаимодействие в данном случае обозначает такую форму взаимоотношений, при которой каждая из систем не заменяет, не подменяет и не поглощает другую, не имеет характера господства и подчинения, а способствует функционированию каждой. Связь между международным и внутригосударственным правом характеризуется координацией, взаимосогласованностью, взаимодополнимостью.

Так, например, Венская конвенция о праве международного договора 1969 г. — основной международно-правовой документ, который регулирует порядок заключения, действия и приостановления действия международных договоров — уделяет большое внимание вопросам взаимозависимости международного и внутригосударственного права. Без одновременного соблюдения существенных норм обоих правопорядков заключить действительный международный договор или приостановить его действие невозможно. Более того, согласно Венской конвенции, исключительно внутригосударственным правом регулируется порядок признания юридической силы любого международного договора, в частности, его ратификации. Равно также регулируется порядок выхода из него одной из сторон (денонсации).

Международное право основано на уважении суверенности национальных правовых систем, призвано защищать их от вмешательства извне, создавать благоприятные внешние условия для их функционирования. В резолюции Института международного права, принятой в 1993 г., говорится, что в принципе именно правовая система каждого государства определяет наиболее подходящие пути и средства обеспечения того, чтобы международное право применялось на национальном уровне. Совершенно естественно, что государства мира в различных формах выражают форму взаимодействия внутригосударственного и международного права.

Так, Конституция США (ст. 6) гласит: все договоры, которые заключены или будут заключены Соединенными Штатами, являются высшими законами страны, судьи каждого штата обязаны к их исполнению, хотя бы в Конституции и законах отдельных штатов встречались противоречащие постановления.

Конституция Австрии (ст. 9) подчеркивает, что общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права.

В Германии (согласно ст. 25 Основного закона ) общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права. Они имеют преимущества перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории Федерации.

Согласно Конституции Испании международные договоры, заключенные в соответствии с установленными требованиями, становятся после их публикации в Испании составной частью внутреннего законодательства. Их положения могут быть отменены, изменены или приостановлены только в порядке, установленном в самих договорах или в соответствии с общепризнанными нормами международного права.

Конституция Французской Республики (ст. 52) гласит: «договоры или соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, с момента опубликования имеют силу, превышающую силу внутреннего закона». Согласно ст. 54. международное обязательство, которое содержит положение, противоречащее Конституции, ратифицируется или одобряется после пересмотра Конституции.

Глава 55 Конституции Украины (ст. 9) провозглашает международные договоры частью национального законодательства. Заключение договоров, противоречащих Конституции Украины, возможно только после внесения изменений в Конституцию.

Весьма своеобразна практика применения норм международного права в Великобритании. Английский судья прежде чем применить принцип или норму международного права, исследует, инкорпорированы ли они в английское право. Если да, то применяет. Если нет — то продолжает исследование: не изъявила ли Корона в какой-либо форме согласие на его применение, и лишь при положительном ответе «да» притом что он не противоречит английскому праву, применит этот принцип или нормы, положив начало их инкорпорации.

Отличительной чертой принятой в 1993 г. Конституции Российской Федерации является то, что она включила определенные, наиболее значимые компоненты международного права в национальную правовую систему.

Приведенные примеры демонстрируют, что, в целом признавая приоритетность норм международного права, конституции большинства стран мира включают их либо в свои правовые системы, либо в систему законодательства, что определяет их различное положение. Одни конституции включают в свои правовые системы только международные договоры, участниками которых они являются. Другие идут дальше и наряду с договорами включают в национальные правовые системы общепризнанные принципы и нормы международного права.

В СССР на протяжении продолжительного периода международное право рассматривалось как право, содержащее положения, сформировавшееся под влиянием западных государств и соответственно не отвечающее интересам Советского Союза. Согласно утвердившейся с середины 50-х годов доктрине, СССР в своей внешнеполитической деятельности руководствовался «советским международным правом», как правом миролюбивым, свободным и независимым. Примат международного права над внутригосударственным отрицался. Что касается соотношения между нормой международного договора, в котором участвовал СССР, то до определенного времени считалось, что норма законодательства СССР имеет приоритет перед нормой международного договора. Но постепенно Советское государство пересматривало свое отношение к международному праву. Коренной переворот произошел в 1961 г., когда СССР признал приоритет нормы международного договора над нормой внутреннего права. Это нашло отражение в ст. 129 Основ гражданского кодекса Союза СССР и союзных республик. Следующим шагом позитивного развития отношения СССР к международному праву стала Конституция СССР 1977 г. В ст. 29 было указано, что отношения СССР с другими государствами строятся на основе соблюдения принципов международного права, а также выполнения обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права, из заключенных СССР международных договоров.

Отличительной чертой принятой в 1993 г. Конституции Российской Федерации является то, что она определила четкую связь между международным правом и национальной правовой системой. Статья 15 (п. 4) Конституции Российской Федерации гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Как видим, принципы и нормы международного права включены не в систему российского права, а в правовую систему, т. е. в более широкую правовую категорию, включающую не только систему права и правовые нормы, но и целый ряд других компонентов. Все они - правовая норма, правовое отношение, правовая идея ― представляют собой «три кита», на которых выстраивается правовая, т. е. нормативно-регулятивная система, называемая правом. В правовой системе эти уровни неразрывно связаны и образуют динамическое единство. Представляется, что только на основе такого «широкого» и масштабного подхода к пониманию права и правовой системы можно в полной мере оценить сущность конституционного положения, отражающего взаимозависимость российского и международного права. Включение в российскую правовую систему компонентов международного права как нормативного характера, так и не ограничивающихся определенными нормативными рамками, отражающих интернациональную общественную практику, стремление народов к справедливому миропорядку, укрепляет ее демократические основы.

Конституция Российской Федерации отразила универсальный процесс сближения конституционного и международного права. Следовательно, все предложенные в ней новеллы могут быть по достоинству оценены лишь на основе широкого взаимодействия как общей теории права, так и теории международного права как особой системы права. Необходимо учитывать, что составляющие международное право принципы и нормы выражают собой коллективную волю многих государств и основаны на презумпции их выполнения.

Контрольные вопросы

1. Что характеризует категория « национальная правовая система»?

2. Какие виды правовых семей различают?

3. В чем заключаются основные особенности развития российской правовой системы?

4. Каковы основные черты международного права как особой правовой системы?

5. На каких принципах строится процесс взаимомодействия международного и внутригосударственного права в современном мире?

Список литературы

Барциц И.Н. Типология современных правовых систем: Учеб. Пособие. М., 2000.

Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. Общая часть: Учебник для юридических вузов. М., 2001.

Осакве К. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности): Учебно-практическое пособие. М., 2000.

Российское государство и правовая система: Современное развитие, проблемы, перспективы / Под ред. Ю.Н. Старилова Воронеж, 1999.

Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996.

© Барциц И.Н., 2003

© Матвеева Т.Д., 2003