14.9. Мировое соглашение и решение третейского суда

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 

В п. 3 ст. 32 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" сформулирована законодательная новелла, хотя эта новелла и имеет сугубо терминологический характер. Речь идет о предоставлении третейскому суду права утверждать мировое соглашение при наличии ходатайства сторон, участвующих в третейском разбирательстве. Ранее действовавшее Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров не содержало термина "мировое соглашение". Однако по сути дела стороны могли прекратить дело мировым соглашением; это могло быть реализовано в рамках иного, более широкого института - "прекращение производства по делу путем достижения соглашения о прекращении разбирательства" (ст. 21). Очевидно, что в основе такого соглашения могут быть взаимные уступки по спорным материальным правоотношениям, что по своей сути и является мировым соглашением.

Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" не содержит дефиниции понятия "мировое соглашение". В этой связи представляется не лишним упомянуть о том, что к понятию "мировое соглашение" в отечественном правоведении имеется три подхода. Во-первых, существует архаичное представление о мировом соглашении (мировой сделке) как о договоре, "в силу которого контрагенты обязываются ко взаимным уступкам ввиду сомнительности принадлежащим им в отношении друг друга прав"*(996). Такое понимание мирового соглашения было распространено в дореволюционном правоведении и в настоящее время уходит в прошлое, хотя в некоторых случаях и употребляется современными исследователями в том числе и для характеристики тех или иных способов урегулирования разногласий*(997).

Во-вторых, под мировым соглашением понимается институт конкурсного производства - процедура банкротства, применяемая на любой стадии рассмотрения банкротства в целях прекращения производства по делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и кредиторами (ст. 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"). Специфика мирового соглашения в деле о несостоятельности заключается в том, что оно допускает при определенных условиях подчинение воли некоторых участвующих в нем лиц воле большинства. Таким образом, мировое соглашение по делу о банкротстве обязательно и для тех, кто не голосовал за его заключение или голосовал против. На это обстоятельство обратил внимание Конституционный Суд Российской Федерации, который указал, что "в отношениях, возникающих при заключении мирового соглашения в процессе реструктуризации или в ходе конкурсного производства, превалирует публично-правовое начало: эти отношения основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинству, а следовательно, в силу невозможности выработки единого мнения иным образом, воля сторон в данном случае формируется по другим, отличным от искового производства, принципам"*(998).

Однако наибольшее распространение имеет понятие мирового соглашения как института процессуального права в виде соглашения сторон, направленного на прекращение судебного спора на основе взаимных уступок материально-правового характера. Исследователи рассматривают мировое соглашение как разновидность мировой сделки, заключаемой с соблюдением предусмотренной законом процедуры. Это дает основание квалифицировать мировое соглашение как "сплав" гражданско-правовой сделки (мировой сделки) и процессуальных элементов, специально предусмотренных законом*(999). При этом отмечается, что разновидности мировых соглашений отличаются друг от друга не только правовой природой, но и целевой направленностью, содержанием, характером волеизъявления сторон, а также правовыми последствиями его заключения и утверждения судом, равно как и порядком исполнения*(1000).

Очевидно, что в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" речь идет именно о мировом соглашении как о способе прекращения производства по делу, рассматриваемому третейским судом. Таким образом, с процессуальной точки зрения мировое соглашение в третейском процессе фиксирует завершение производства по делу. Утверждение третейским судом мирового соглашения имеет процессуальное значение, поскольку с соответствующим решением связываются процессуально значимые последствия - прекращение производства по делу. В том случае, если мировое соглашение не утверждается судом, оно "не влечет юридических последствий; такие последствия имеют место только при наличии всего фактического состава "мировое соглашение + определение суда об утверждении мирового соглашения"*(1001). Именно поэтому решение об утверждении мирового соглашения оформляется в виде определения, в котором должно быть указано на прекращение третейского производства.

Мировое соглашение должно обладать такими свойствами, как законность и исполнимость. В литературе справедливо отмечается, что "стороны при заключении мирового соглашения, а третейский суд при утверждении последнего должны учитывать его реальную исполнимость как саму цель его заключения. В противном же случае отсутствует смысл всего этого процессуального действия"*(1002). Незаконность или неисполнимость мирового соглашения могут стать основанием для отказа в утверждении такового третейским судом.

В законе не говорится о том, в какую форму облекается решение третейского суда об утверждении мирового соглашения. Однако поскольку, утверждая мировое соглашение, третейский суд не затрагивает существа спора, то в соответствии со ст. 37 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" должно быть вынесено определение об утверждении мирового соглашения. В данном случае не должно вводить в заблуждение использование законодателем термина "решение". Очевидно, что в контексте комментируемой нормы речь идет о решении как о сути принимаемого акта, но не о его форме. Такой формой в данном случае может быть только определение как процессуальный акт, принимаемый третейским судом.

В соответствии со ст. 38 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" в случае принятия третейским судом решения об утверждении письменного мирового соглашения, третейский суд выносит определение о прекращении третейского разбирательства. Представляется целесообразным в данном случае принимать один судебный акт - определение, в котором третейский суд одновременно указывает и об утверждении мирового соглашения, и о прекращении третейского разбирательства.

Содержание мирового соглашения должно быть изложено в решении третейского суда. Представляется, что по аналогии со сложившейся судебно-арбитражной практикой в определении об утверждении мирового соглашения должен быть дословно воспроизведен текст утверждаемого мирового соглашения.

Основным процессуальным последствием утверждения мирового соглашения является прекращение производства по делу, рассматриваемому третейским судом. Одновременно процессуальный эффект, который возникает вследствие утверждения мирового соглашения третейским судом, равносилен последствиям решения третейского суда. Оно носит обязательный характер для обеих сторон, и его неисполнение обеспечивается мерами принудительного характера. Однако в данном случае необходимо иметь в виду, что на основании мирового соглашения, которое утверждено третейским судом, не может быть подано заявление о принудительном исполнении соответствующего определения третейского суда. Эта точка зрения убедительно обоснована М.А. Рожковой*(1003). Для того чтобы реализовать свои права, заинтересованное лицо должно обратиться в суд с исковым заявлением, основанием которого будет определение третейского суда, которым было утверждено мировое соглашение.

Другим процессуальным последствием утвержденного мирового соглашения является то, что стороны, участвовавшие в третейском разбирательстве, не вправе более обращаться в суд (как третейский, так и государственный) с исковым требованием о том же предмете и по тому же основанию. Это процессуальное последствие отпадает, если акт третейского суда, которым было утверждено мировое соглашение, будет отменен в установленном порядке.

В то же время - и это для сторон является самым важным - утверждение третейским судом мирового соглашения имеет и материально-правовые последствия. Эти последствия сводятся к тем обязательствам, которые стороны зафиксировали в мировом соглашении. Причем эти обязательства, как правило, оказываются измененными по сравнению с тем, как они были зафиксированы в договоре, в связи с которым рассматривался спор в третейском суде. Таким образом, происходит своеобразная трансформация того материально-правового отношения, которое существовало до принятия мирового соглашения, в иное материально-правовое отношение, с иным основанием и с иным содержанием.

Практика международного коммерческого арбитрирования свидетельствует о высказывании осторожных рекомендаций в отношении процедур заключения мирового соглашения в процессе третейского разбирательства. Третейские суды ориентируются на осмотрительный подход при реализации данного института. К примеру, в Комментариях ЮНСИТРАЛ по организации арбитражного разбирательства говорится следующее: "существуют различные мнения в отношении целесообразности использования третейским судом возможностей мирового соглашения. С учетом различий в практике в этой области третейскому суду следует проявлять осмотрительность, предлагая провести переговоры о мировом соглашении. Для третейского суда может оказаться удобным планировать разбирательство таким образом, чтобы оно способствовало продолжению или началу переговоров о мировом соглашении" (п.  47)*(1004).