2. Структура и функции конфликта.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 

Анализ конфликта как социального феномена включает рассмотрение его структуры и функций. Не зная того и другого, трудно управлять конфлик­тными отношениями и вообще осмысленно подхо­дить к этому явлению. Мы не случайно рассматри­ваем в связи вопрос о структуре и вопрос о функци­ях конфликта. В любом конфликте функции зависят от структуры, а последняя, в особенности ее субъек­ты, могут видоизменяться под влиянием доминиру­ющей функции.

Чем прежде всего характеризуется всякий конф­ликт? Конечно же, конфликтующими сторонами, а также предметом противоборства. Эти два опреде­ляющие элемента конфликта не исчерпывают его структуру. Последняя включает конфликтное дей­ствие в той или иной форме и направляющее его сознание, средства и методы действия, поле конф­ликта. Кроме того, ни один конфликт невозможен без сложившейся до его появления конфликтной ситуации. Рассмотрим отмеченные структурные элементы конфликтного взаимодействия.

Субъектами конфликта, в зависимости от его уровня, выступают индивиды, группы, классы, на­ционально-этнические общности, организации, со­циальные институты, общественные и политические объединения, государства, международные сообще­ства.

Ключевым моментом в анализе конфликта, счи­тает А.Турен, является четкое определение соци­альных оппонентов и их ценностных ориентации. Будет правильным уточнить тезис французского со­циолога: определение интересов социальных оппо­нентов и соответствующих ценностных ориентации. В чем здесь проблема? Да в том, что в реальном конфликте действительные оппоненты (субъекты) далеко не всегда выявляют себя, а зачастую скрыва­ются за второстепенными соучастниками противобор­ства, или же стремятся представить в качестве субъектов конфликта такие группы и организации, которые лишь косвенно связаны с предметом конф­ликта. Например, в настоящее время в России по­стоянно возникают трудовые конфликты из-за задол­женности администрации рабочим по зарплате. Не­редко виновником конфликта является адми­нистрация; последняя же, как правило, пытается направить протест рабочих против государственных органов, выставляя их стороной, провоцирующей конфликт. Чаще всего такая подмена субъекта име­ет место в политических конфликтах. Ведущая сто­рона конфликта (инициатор конфликта) может вы­давать себя за какую-то иную политическую силу или стремится вообще замаскировать свое участие в конфликте, либо представить себя в качестве второ­степенного субъекта. После второй мировой войны не прекращались локальные военные конфликты то в одном, то в другом районе мира. Инициаторы кон­фликтов нередко выдавали себя за силы, борющие­ся за мир, за свободу и демократию, преследуя в действительности агрессивные цели. Так было во Вьетнаме, где вели войну сначала Франция, стре­мясь удержать прежние колониальные владения, затем США — в поддержку диктаторского режима.

Субъекты конфликта не остаются неизменными в процессе противоборства. О зрелости конфликта су­дят по степени формирования субъектов. Чем более развит конфликт, тем выше зрелость субъектов. Ди­намика конфликта прямо связана с развитием его субъектов, и наоборот. Если конфликт перерастает в иное качественное состояние, соответственно каче­ственно изменяются противоборствующие стороны. В случае развития экономического конфликта в поли­тический ведущую роль начинают играть политичес­кая организация наемных рабочих, с одной сторо­ны, и институты политической власти, с другой. В такой ситуации возможны два варианта преобразо­вания инициатора конфликта: подключение к орга­низации экономической борьбы политических партий и движений или превращение организации, создан­ной для защиты экономических интересов определен­ной социальной группы, в политическую организа­цию, ведущую борьбу за власть. Подобная метамор­фоза, как известно, произошла с польским проф­союзным объединением «Солидарность» и ее лиде­рами.

Маскировка подливного субъекта конфликта — частое явление во внутригрупповых столкновениях. Например, провоцирующий напряженность в тру­довом коллективе или в каком-то подразделении госуправления стремится скрыться за действиями других, недовольных поведением управляющего лица, официального лидера.

Проблема субъекта конфликта имеет еще один

аспект. Для анализа конфликта, его динамики важ­

но различать субъекта, инициирующего конфликт­

ное действие и доминирующего и этом действии.

Причем, это не всегда один н тот же субъект. Агент,

спровоцировавший конфронтацию, зачастую оказы­

вается не ведущей, не определяющей, а ведомой ,

определяемой стороной. Изменение соотношения

противоборствующих сил — одна из закономернос­

тей конфликта, в особенности классового, да и меж­

дународного. Для военных конфликтов — это прави­

ло, хотя в истории было немало войн без победите­

лей.

Наконец, еще вопрос. Каждая из сторон конф­ликта может состоять из совокупности элементов: коалиций партий, ассоциаций производителей, со­юзов общественных объединений, коллективов, ин­дивидов и т.д. Для понимания характера конфлик­та и его направленности следует учитывать един­ство и имеющиеся различия во взглядах и позициях агентов, составляющих один субъект. Внутренние противоречия данного субъекта могут ослабить его позицию или усилить, в зависимости от того, как они регулируются или разрешаются. Распад субъекта и неминуемое в этом случае его пораже­ние — крайний вариант функционирования много­составного субъекта.

Поведение и действия субъектов направляются конфликтным сознанием. Его образует особое состо­яние общественного сознания, специфика которого заключается в осознании противоборствующими сторонами противоположности своих интересов, ценностей, целей и превращении их в мотивацию активности.

Теперь о предмете конфликта. Материальный или духовный объект общественной жизни, в отно­шении которого формируется противоположная на­правленность активности людей, составляет пред­мет конфликта. Им могут быть экономические и социальные блага, материальные и духовные цен­ности, политические режимы, юридические инсти­туты, политические и общественные лидеры, их про­граммы, идеологические доктрины, религиозные верования, права и свободы человека, нравствен­ные и эстетические идеалы, разнообразные тради­ции и многое другое, что составляет элементы ци­вилизованной социальной жизни.

В конфликте наряду с реальным предметом кон­фронтации может фигурировать мнимый, так ска­зать, квази-предмет. Действительный предмет не­редко скрыт до поры до времени. В экономическом конфликте капиталиста и наемного работника предметом противоборства являются условия тру­да и его оплата. Капиталист же стремится предста­вить в качестве объекта столкновения с рабочими условия жизнеспособности предприятия, доказать, что удовлетворение требований работников подо­рвет основу предприятия и тем самым ударит по интересам всех конфликтующих. Военная агрессия, как правило, обосновывается агрессором с помо­щью мнимого предмета конфликта: угрозы его гра­ницам со стороны жертвы, защиты демократичес­ких свобод и т.п.

Козер Л. обозначил в качестве переменных (пред­мета) конфликта власть, статус, перераспределение ценностей и доходов. Дарендорф Р. назвал предме­том современного социального конфликта право на включение в «большинство» общества, добившего­ся нормальных для себя условий жизни. Парсонс Т. и его сторонники считают предметом обществен­ного конфликта сохранение стабильности системы, ее нормативно-ценностной основы. Марксисты на первый план классового конфликта выдвигают от­ношения собственности на средства производства и определяемое ими политическое господство вла­дельцев собственности.

Как следует из сказанного, понимание предмета конфликта имеет концептуальное значение и связа­но с общим подходом тех или иных авторов к пони­манию механизма социального процесса в целом. Предмет конфликта — это его источник. В зависи­мости от глубины проникновения анализа в суть об­щественных процессов, исследователем фиксирует­ся определенный уровень основы конфликта. Ска­жем, Парсонс Т. ограничивается объяснением большинства конфликтов отклоняющимся поведе­нием людей. «Одним из источников изменения, — пишет он, — служит распространение отклоняюще­гося поведения, равно как и разрастание различно­го вида конфликтов, причем большинство конфлик­тов содержит в качестве существенных ингредиен­тов то, что может быть с полным основанием названо отклоняющимся поведением»8. Отсюда, ес­тественно, вывод о конфликте как временном, пато­логическом явлении.

Уже говорилось об определении Л.Козера, счи­тающего общими основаниями конфликтов власть, статус, ценности. Это определение также недоста­точно глубоко выясняет предмет конфликта — отно­шения господства, в первую очередь социально-эко­номического, что предопределяет типологию стату­сов, характер власти и ценности. Ограниченным представляется марксистский подход, поскольку им признаются в качестве основы конфликта, его пред­мета лишь классовые отношения господства. В об­ществе же, как известно, существуют и иные виды господства, порождающие противоположность ин­тересов, позиций, взглядов и т.п. Политические структуры как самодостаточные реальности, раз­личного рода социальные институты, представляю­щие собой независимые образования, господствую­щие системы ценностей — все эти элементы обще­ства оказывают обратное воздействие на классовые отношения и служат постоянным источником раз­нообразных конфликтов. Возьмем институт права. Он легитимирует организацию и распределение государственной власти, узаконивает определенный порядок в обществе. И, разумеется, отношение к это­му институту, признание его справедливости или несправедливости — весьма существенное основа­ние общественного конфликта.

Предметом многих конфликтов служит уровень

эффективности экономики, политического руковод­

ства и организации общественной жизни в различ­

ных ее областях. Так, конфликт между системой го­

сударственного социализма в нашей стране и об­

ществом начался главным образом из-за низкой

эффективности советской экономики, а затем он

распространился на политическую сферу, хотя про­

тиворечие между политическим режимом и некото­

рыми социальными группами существовало еще в

20-е годы. Каждому типу общества присущи свои

конфликты, соответственно и возникают они на ха­

рактерной для этого общества основе. В советской

системе такой основой была государственная соб­

ственность и авторитарно-партийный режим поли­

тического устройства. Предмет конфликта — это та переменная, кото­рая характеризует любой конфликт. Ее анализ все­гда необходим, какими бы ни были конфликтные отношения.

Конфликтное действие и поведение, его средства и методы образуют сам процесс конфликта, а так­же составляют один из главных его структурных элементов. В литературе выделяются некоторые типы конфликтного взаимодействия: разногласие и доминирование,9 которые выливаются в следующие формы конфликтного поведения: конфронтацию, со­перничество, конкуренцию. В политических конф­ликтах это выражается в таких формах противобор­ства, как бунт, мятеж, революция, война.

Доминирование одной стороны над другой осуще­ствляется с помощью различных средств, в зависи­мости от характера конфликта : использования эко­номической и политической власти, влияния, автори­тета, идеологического воздействия и др., вплоть до физического насилия. Доминирование порождает противоположные действия в виде массового несог­ласия, протестных форм поведения (забастовки, ма­нифестации, пассивное сопротивление и пр.). В ко­нечном, счете модели конфликтного поведения обоб­щаются в следующие виды: 1) достижение одним субъектом своих целей за счет другого; 2) частичная и полная уступка одним субъектом своей позиции другому; 3) взаимное удовлетворение интересов обо­их конфликтных субъектов и достижение какой-то общей цели; 4) взаимное неудовлетворение интере­сов противоборствующих сторон и стремление пере­вести конфликт на новый уровень и новую форму.

Следует отметить, что если разногласие и доми­нирование т общие характеристики конфликтного поведения» то конфронтация, соперничество и конкуренция — это специфические формы взаимо­действия противоположностей, свойственные конф­ликтам, разрешающимся по формуле: «победитель— побежденный», «выиграть—проиграть». Конфрон­тация — это скрытая или открытая борьба сторон со взаимоисключающими интересами. Стороны стремятся разорвать связи, делающие их элемента­ми данного единства, взаимодействия. Такова, на­пример, конфронтация классов общества и отвер­гаемых им маргинальных слоев. Соперничество или соревнование — более мягкая форма борьбы, в том смысле, что она предполагает наличие у сторон оп­ределенной общности; интересов и целей. Это — борь­ба за достижение более высоких, по сравнению с другими, результатов в общественной деятельности (труде, спорте, науке и т.п.), за признание обще­ством (коллективом) новых результатов. Стремление одних коллективов, групп, индивидов превзойти ре­зультаты деятельности других в различных облас­тях активности и заслужить поощрение от общества — таков смысл соперничества — соревнования. Итог соревнования в конечном счете — общий выигрыш, общее продвижение вперед. Каким бы ни было жестким спортивное соперничество, его; результаты постоянно способствуют совершенствованию физи­ческой культуры человека. Подлинное спортивное состязание не разобщает спортсменов, а укрепляет единство в масштабах страны и даже мира. Конеч­но, бывает иное; складываются враждебные отно­шения, постоянная конфронтация между отдельны­ми выдающимися мастерами и организациями. К примеру, такие отношения сложились между дву­мя ныне существующими шахматными междуна­родными организациями: ФИДЕ и Ассоциацией шахматистов-профессионалов. Причина конфронтации в данном случае — не разногласия по поводу достижений шахматистов, а личные амбиции лиде­ров, коммерческие притязания, и частично — поли­тические взгляды. Соревнование, независимо от того, в какие формы оно выливается — конфликт­ные или неконфликтные, порождается обществен­ным контактом между людьми, включенными в коллективную деятельность, вызывающую своеоб­разное возбуждение жизненной энергии, увеличе­ние эффективности труда.

Конкуренция — тоже соперничество между обще­ственными субъектами, но такое, результатом кото­рого является победа одного за счет подавления дру­гого. У конкурентов нет каких-либо общих целей; они ведут жестокую борьбу за реализацию противопо­ложных целей и интересов. Вытеснение конкурента с рынка, подавление его как активного экономическо­го субъекта, разгром политического противника, обеспечение монополии (экономической или полити­ческой), словом, победа одного за счет гибели другого, включая физическое уничтожение, — вот принцип конкурентной борьбы в ее крайней форме выражения. Такая борьба свойственна сторонам, находящимся в антагонистическом конфликте.

Вернемся к конфликтным действиям в рамках неантагонистических отношений, т.е. при наличии у сторон не только противоположности каких-то ин­тересов, но также и общности более значимых для этих сторон интересов и целей. Например, противо­положности текущих и общности перспективных, взаимоисключения экономических и единства поли­тических интересов и целей. Борьба между конф­ликтными сторонами и здесь имеет место. Она даже может перерасти в непримиримое противоборство, как это произошло внутри бывшей КПСС между сторонниками так называемой демократической платформы и остальной частью партии. Тем не ме­нее в рамках неантагонистических отношений скла­дываются конструктивные формы борьбы. К ним, в частности, относятся: борьба, направленная на пре­образование условий, породивших противоречие между взаимодействующими сторонами. Критика российских властей, доходящая до конфликта, со стороны партий, поддерживающих курс на капита­лизацию страны, по вопросам вывода общества из кризиса — это тоже борьба, но иного рода, нежели конфронтация правительства с коммунистической и социалистической оппозицией. Взаимное прогрес­сивное (с точки зрения реализации общих интере­сов и ценностей) воздействие сторон — еще один вид борьбы, обеспечивающий модель конфликта по типу «взаимное удовлетворение интересов обеих сто­рон» ( например, соревнование). К такой же моде­ли конфликтного действия относится борьба за вы­бор лучших путей, средств и методов решения об­щих проблем.

Напомним читателю пример из политической истории России: вековой конфликт между сторон­никами и противниками ликвидации крепостного права в России. Этот конфликт был двойствен­ным: а) между крепостным крестьянством и поме­щиками, а также защищающим интересы последних самодержавием (антагонистическое про­тивостояние); б) между сторонниками освобожде­ния крестьянства и противниками освобождения — в среде помещиков и окружения царя. Последний оз­начал противоречие по поводу выбора путей даль­нейшего развития самодержавной России. Это про­тиворечие было достаточно острым. Не случайно реформа готовилась вначале секретно, и лишь затем были созданы губернские комитеты по подго­товке предложений с мест. На заключительном этапе, когда были обобщены все поступившие в пра­вительство проекты, соответствующая комиссия сформулировала три подхода к решению проблемы. Один был против всякого освобождения крестьян; другой — допускал освобождение, но без выкупа кре­стьянами земли; третий настаивал на освобожде­нии крестьян с землею. За каждым из проектов стояли различные губернские комитеты (московс­кий, петербургский, тверской), представлявшие большие группы дворянства. Известно, что обсуж­дение проектов протекало настолько остро, что даже имел место смертельный исход для одного из главных чинов — непосредственного организатора, председателя редакционной комиссии Ростовцева. Правда, острота борьбы не особенно повлияла на окончательный результат. Реформа, осуществлен­ная Александром II, оказалась половинчатой: крес­тьяне получили свободу без выкупа, были наделены земельными участками, но с обязательством пла­тить помещику деньгами или трудом (оброк, бар­щина). Таким, образом, конфликт внутри господ­ствующего класса был разрешен, по модели: «вза­имное удовлетворение интересов сторон». Другой же конфликт — между крестьянством и господ­ствующим классом — оказался решенным лишь ча­стично. Здесь была реализована модель «частичная или полная уступка одной группой своих интересов другой гриппе». Частичное решение конфликта по­родило впоследствии острую борьбу крестьянства против помещиков и самодержавия под лозунгом большевиков: «Заводы и фабрики — рабочим, зем­лю — крестьянам».

Итак, борьба сторон за реализацию взаимоиск­лючающих интересов, позиций и целей; борьба за противоречивые интересы, позиции и цели при на­личии превалирующего над противоречием един­ства, более существенных интересов; борьба, связан­ная с выбором путей, средств и методов достижения общих интересов и целей, — таковы некоторые моде­ли конфликтного действия общественных субъектов. Взаимодействие конфликтующих субъектов развер­тывается в определенном времени. Имеется в виду продолжительность конфликта, последовательность его этапов, темпы протекания противоборства. Кон­фликт также характеризуется своим полем, что вхо­дит в состав элементов его структуры.

Социальное поле, по мнению французского социолога П.Бурдье, — это специфическая система объективных связей между различными позициями, находящимися в конфликте или в альянсе, в конку­ренции или кооперации, определяемыми в большей степени факторами, не зависящими от субъектов — носителей позиций. Структура поля есть состояние соотношения сил между агентами (действующими субъектами), вовлеченными в борьбу.10 Поле есть одновременно место соотношения сил и борьбы, на­правленной на трансформацию этих отношений. Поле нельзя рассматривать как нечто раз навсегда данное, независимое от субъектов. С точки зрения П.Бурдье, социальное поле, в частности, политичес­кое, является условием и постоянно производящим­ся и институирующимся результатом практики." Поле составляют агенты, позиции институты, доку­менты, используемые в борьбе, правила игры (если они есть), т.е. все то, что фигурирует и с чем связа­ны конфликтные действия, образует содержатель­ные границы его. Например, полем конкурентной борьбы является  рынок; полем соперничества по­литических партий — выборная кампания, осуще­ствляемая на определенной территории страны.

Понятие «поле» конфликта включает в себя пред­мет конфликта, но не сводится к последнему. Пред­мет, как отмечалось, есть источник и объект проти­воречия-конфликта, а поле — все, что составляет сферу конфликтных действий. Элементы поля, на­пример, правила игры, могут стать предметом кон­фликта, если по их поводу возникает противобор­ство.

Главная линия конфликта или ядро конфликта

— это сектор поля, характеризующий тот элемент взаимодействия, который определяет противопо­ложность позиций сторон. Иными словами, это кон-фликтогенный фактор, прежде всего противопостав­ляющий оппонентов. Скажем, нынешний рос­сийский режим и социалистическую оппозицию разделяет многое, но ядром конфликта является не­приятие оппозицией проводимого курса на прину­дительную капитализацию страны.

Любой конфликт возникает, протекает и разре­шается на фоне конфликтной ситуации. Последняя

— неотъемлемая сторона конфликта, существенный элемент его структуры.

Конфликтная ситуация включает, в первую оче­редь, острую форму противоречия, образующего ос­нову конфликта; именно такую, при которой обе противоположности или одна из них уже не могут существовать в рамках прежней взаимосвязи, един­ства. Одну сторону или обе не удовлетворяют, к примеру, социальный статус, уровень участия в си­стеме власти, возможность доступа к распределе­нию благ и т.д. Словом, как по Ленину, одни не могут управлять по-старому, а другие (массы) не хотят больше жить по-прежнему.

Наличие конфликтной ситуации свидетельствует о сформировавшихся конфликтогенных факторах, говорит о появлении инициатора конфликта (лиде­ра, группы, организации), а также о готовности поддержать его со стороны других субъектов со сло­жившейся установкой на конфликт. Конфликтная ситуация в обществе — это ситуация социальной на­пряженности, когда подорвана легитимность в са­мом широком смысле слова (социальная оправдан­ность) различных общественных структур, ценнос­тей, порядка. Конфликтная ситуация стимулируется кризисными явлениями. Кризисы в обществе могут выступать условием возникновения конфликтной ситуации, либо являются фоном, на котором раз­вертываются конфликты. Нынешняя ситуация в России характеризуется наличием всех составляю­щих конфликтной ситуации, связанной с глубоким системным кризисом общества.

Функции конфликта. Данный вопрос в литера­туре рассматривается в рамках двух взаимно ис­ключающихся парадигм: восприятия конфликта как диалектически-созидательного фактора (наиболее распространена) и представления о конфликте толь­ко как разрушительного явления. Первая парадиг­ма вытекает из признания закономерного характе­ра конфликта; вторая — из восприятия его как па­тологии.

В настоящей работе реализуется диалектически-созидательный подход к проблеме функций конф­ликта. Он предполагает, на наш взгляд, необходи­мость учитывать ряд методологических требований.

Следует рассматривать функции конфликта как закономерную взаимосвязь последнего с обществен­ным процессом. В таком ракурсе вопрос о функци­ях предполагает, во-первых, выяснение объективных последствий конфликта для общества; во-вторых, анализ форм выражения и взаимосвязи конфликта с характером общественных структур. Тот и другой аспекты функций конфликта внутренне противоре­чивы, «причем характер противоречий зависит от природы не только общества, но и самого конфлик­та».12

От типа общества, исторического этапа его раз­вития, уровня культуры зависит характер конфлик­тов, масштабность и острота, способы решения, а следовательно, и функции. Само собой разумеется и другое: функции конфликтов различных уровней неодинаковы как по характеру, так и по масштабу влияния на общественные процессы. Конфликты на уровне групп оказывают на общество, естественно, несравнимо меньшее влияние, нежели классовые или межнациональные конфликты. Значение кон­курентной борьбы двух или нескольких промыш­ленных групп ограничено сферой данной отрасли производства. Влияние же социального движения как выражения классовых, социальных противоре­чий распространяется и на экономику, и на соци­ально-политическую жизнь в целом. Качественно различен набор функций конфликтов, развертыва­ющихся в главных сферах общества (экономической, социальной, политической и др.).

Особенное не отменяет общее, В особенном про­является общее. В многообразии последствий кон­фликтов реализуются некоторые общие их функции. Представление о них у конфликтологов неоднознач­ное. Некоторые ученые насчитывают около 30 фун­кций конфликта. Ростовский исследователь Запруд-ский Ю. разделил все функции на две группы: «ма­териальные» и «духовные», а затем, «отвлекаясь от различий материального и духовного свойства», отметил три наиболее важные общие функции, присущие любым конфликтам: «сигнальную, диффе­ренцирующую и динамическую»13.

Анализ функции корректен в рамках формулы: «конфликт — интеграция». В социуме — это два вза­имосвязанные противоположные общественные от­ношения, понять значение которых невозможно, если рассматривать их в отдельности. Обществен­ный процесс представляет собою цепь взаимопере­ходов интеграции в конфликт, конфликта — в ин­теграцию. В литературе встречаются и другие клас­сификации функций. Учитывая, что конфликт есть форма выражения противоречия, его проявления и разрешения, отметим прежде всего такую общую функцию, как информационно-познавательная. В самом деле, любой конфликт сигнализирует о на­личии проблемы, требующей решения, позволяет ее познать, поскольку выявляется в совокупности вос­принимаемых людьми фактов. Конфликт стимули­рует познание интересов, ценностей, позиций, стал­кивающихся в противоборстве субъектов; высвечи­вает сущность социальных изменений, выраженных противоречием, лежащим в основе конфликта. Раз­ногласия, дискуссии как формы конфликтного по­ведения способствуют поиску истины. В ходе и в ре­зультате взаимных столкновений социальные аген­ты лучше узнают друг друга, усваивают полезный с точки зрения каждой стороны опыт, находя, при желании, возможные точки соприкосновения их взглядов и интересов. В процессе конфликта рас­крывается подлинная картина того, что представ­ляет из себя каждая сторона, какие ценности (и цен­ности ли) она отстаивает.

Фашизм был «вещью в себе» для народов Евро­пы, а тем более советских людей, пока не развя­зал мировую войну, не стал воплощать в жизнь варварские замыслы своих лидеров. Вторая миро­вая война была величайшей трагедией XX века; но вместе с тем она показала, по какому пути нужно идти человечеству, чтобы в будущем вновь не ока­заться перед катастрофой. И еще: народы мира и в первую очередь Европы убедились в способности русского и других народов, объединенных в бывшем СССР, противостоять самому мощному агрессо­ру, отстаивать свою Родину и принести освобож­дение миллионам людей в странах Европы и Азии... Как бы ни пытались многие нынешние политики (например, поляк Валенса или лидеры Литвы, Латвии, Эстонии) очернить освободительный подвиг Красной Армии, им не переделать уже со­стоявшуюся историю.

Другая всеобщая функция конфликта — интегра-тивная. Казалось бы, мы имеем дело с парадоксом: конфликт способствует интеграции, объединению людей, а стало быть, установлению равновесия, ста­бильности в обществе. Однако такова реальная ди­алектика социума, где конфликт и интеграция, как уже отмечалось, неразрывно взаимосвязаны и по­стоянно меняются местами. Доминирование одно­го сменяется доминированием другого. Возникно­вение, развитие, а главное, разрешение конфликта сплачивает группы, сообщества, способствует гар­монизации общественных отношений, стимулирует социализацию групп и индивидов, а тем самым со­действует формированию необходимого равновесия в общественном организме. Всем известно, каким объединяющим фактором для советского народа стала Великая Отечественная война. Это еще раз подтвердили ветераны войны — участники празд­нования 50-летия Победы. Единство победившего народа было подорвано другим конфликтом, спро­воцированным после войны сталинско-бериевскими репрессиями против отдельных национальных групп, бывших военнопленных» ряда государствен­ных и военных деятелей, творческой и научной ин­теллигенции.

Драматические события в стране в послевоенные годы, возникший конфликт между частью общества и государственно-партийным режимом подтвердил ту истину, что любое состояние равновесия, интег­рации, единства временно, относительно, посколь­ку в обществе могут возникать новые конфликты.

Конфликт — фактор социальной дифференциации — оборотной стороны интеграции. Понять это свой­ство конфликта проще. Противоборство сил разоб-. щает их, проводит зримую черту между сторонни­ками соперников, разрушает прежние структурные образования и стимулирует возникновение новых. Дифференцирующее воздействие на соци­альный организм антагонистического конфликта выражается в расколе общества на полярности. В случае социального плюрализма, наличия пересе­кающихся социальных противоречий, конфликтов (назовем такие общества многосоставными) диффе­ренциация многовариантна (многогрупповая), что создает предпосылку для одновременного образо­вания смешанных и переходных групп. Таков сред­ний класс.

Одна из общих функций конфликта — функция стимулирования адаптации социальной системы или ее отдельных элементов, включая субъектов, к изменяющейся среде. Обществу, социальным груп­пам, индивидам, партиям и др. объединениям, иде­ологиям, культурным системам приходится посто­янно сталкиваться с новыми условиями и новыми потребностями, порождаемыми происходящими изменениями. Отсюда необходимость адаптации, приспособления к новой ситуации путем преобразования форм и методов деятельности и отношений, переоценки ценностей, критики устаревших образ­цов поведения и мышления. Понятно, что процесс адаптации не происходит без противоречий и кон­фликтов между старым и новым, отжившим и на­рождающимся. Если общественная система или какие-то подсистемы (экономические, политические и др.) не справляются с возникающими конфликта­ми в процессе адаптации, они уходят в небытие.

Конфликты — движущий механизм социальных изменений, процессов развития, модернизации и распада исчерпавших себя образований. Они — га­рантия прогресса, поскольку предполагают вскры­тие и преодоление противоположностей интересов, ценностей, позиции общественных сил. Революции

— локомотивы истории; экономическая конкуренция

— могучий рычаг прогресса экономики; социальные движения — факторы общественного развития; про­тиворечия и конфликты в науке — непременное ус­ловие превращения знаний, перехода от одних сис­тем научного мышления к другим. В стабильных со­циальных организмах конфликты выявляют про­блемы, способствуют формированию новых потреб­ностей и тенденций развития, играют важную роль в артикуляции интересов.

До сих пор шла речь о конструктивных функциях конфликта. Однако они неотделимы от разруши­тельных последствий, от дисфункции. Любая пози­тивная функция конфликта имеет негативную сто­рону. Та и другая проявляются в определенной си­туации, на определенной стадии конфликта, в результате целенаправленных действий противобор­ствующих субъектов. Объективные последствия кон­фликта (конструктивные либо деструктивные) зави­сят от многих переменных и, в значительной степе­ни, от средств борьбы. Насильственные средства ведут к расколу общества, а не к его интеграции. Насильственный конфликт может перерасти в хро­ническую форму, стать конфликтом антагонистичес­ким, даже если ранее он таковым не был. Последо­вательная серия насильственных конфликтов дро­бит общество, дезорганизует и препятствует его духовной и практической консолидации. В итоге об­щество оказывается в тупике. Так что, говоря о по­зитивных функциях конфликта, следует иметь вви­ду противоречивую возможность ее реализации. По­следствия любой революции — тому пример.

Позитивные (конструктивные) функции конфлик­тов не реализуются, если а)они не регулируются со­вместными усилиями противоборствующих агентов; б) подавляются одной из сторон; в) загоняются внутрь общественного организма. Реализация по­тенциальных позитивных возможностей конфликтов оказывается успешной при условии признания их целесообразными, плодотворными как нормально­го состояния общественных отношений.