2. Методология и методы конфликтологии.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 

Методологическую основу конфликтологии как теоретико-прикладной дисциплины составляет ком­плекс философских, политологических и социологи­ческих идей, аккумулируемых в теории конфликта. В различных направлениях исследования конфлик­тов, рассмотренных выше (структурно-функциональ­ной и конфликтной моделей общества), отмечается существенное различие методологии. Структурно-функционалистский подход, поскольку он акценти­руется на равновесии, стабильности системы, а кон­фликты рассматривает лишь как временное явле­ние, как дисфункцию системы, будет правильно отнести к разряду недиалектических методологий. Противоположный ему подход — парадигма конф­ликта, ориентирующая на изменение системы, пред­ставляющая конфликт как естественное явление в обществе, связанное с объективными противоречи­ями, — является диалектическим.

Коренной вопрос той или иной методологии — вопрос с природе конфликта. Решается он опять-таки по-разному, хотя в основе решений лежит соб­ственно социологическая концепция. Функционали­сты исходят из социальной структуры общества, считая, что она не фиксирует постоянные и четкие классовые различия, а характеризуется высоким уровнем социальной мобильности, политической же системе принадлежит иная роль — формирование и функционирование полиархии. Последняя озна­чает признание существования многих политически активных, соперничающих в борьбе за власть групп. Следовательно, анализ конфликтов здесь не увязывается с социальной структурой, взаимодей­ствием больших социальных групп. Такая методо­логия отражает американскую социальную ситуа­цию, с рыхлой классовой структурой, со многими пересекающимися противоречиями, носящими вре­менный характер, как утверждают американские авторы.

В теории групп, разработанной американским политологом и социологом Д.Трумэном, одним из условий демократии признается «текучее членство»; члены общества включены во множество групп ин­тересов, действительных и потенциальных. Переход из одной группы в другую — не резкий, плавный. Возникающие организованные группы интересов не могут следовать только собственным целевым уста­новкам, но должны учитывать также принадлеж­ность своих приверженцев к другим группам инте­ресов. Поэтому при наличии таких групп возника­ющие конфликты пересекаются и всегда содержат в себе тенденцию к равновесию, балансу интере­сов.»16

Диалектическая методология (некоторые ученые называют ее структуралистской) рождена на евро­пейской почве, в социумах со зрелыми классовыми различиями и противоположностью интересов боль­ших социальных групп, в обществах, где в послед­ние два века постоянно развивались социальные и политические движения левого толка. Эта методо­логия, будь то марксистская или немарксистская, увязывает анализ конфликтов прежде всего с соци­альной структурой и ее изменением. Р.Дарендорф, например, пишет: «Социальные конфликты вырас­тают из структуры обществ, являющихся союзами господства и имеющих тенденцию к постоянно кри­сталлизуемым столкновениям между организован­ными сторонами».17 Отечественный социолог Дмит­риев А. замечает: «... основные подходы к понима­нию и объяснению конфликта складывались в основном в рамках рассмотрения особенностей вза­имодействия крупных социальных общностей. Лич­ностный анализ конфликтологии занимает, пожа­луй, второстепенное положение».18

Сам по себе подход к изучению конфликта в рам­ках целого (структуры общества) как момента его изменения и развития означает реализацию диа­лектической методологии. С этим связан принцип историчности в изучении конфликтов. А.Турен под­черкивает при рассмотрении социальных движений как формы социального конфликта необходимость анализа проблемы «историчности», т.е. учета того, каким образом общество воздействует на себя са­мое, перестраивает свою структуру, собственные со­циальные отношения, переориентируется на новые социальные ценности.

Историчность должна быть дополнена принци­пом конкретности. В итоге мы получаем принцип конкретно-исторического подхода. Он означает, что каждой эпохе, каждому историческому периоду, каждому типу социальной системы присущ свой тип конфликта. Р.Дарендорф отмечает, что источники родственных конфликтов в различных об­ществах и в разное время отнюдь не одинаковы. Конфликты между правительством и оппозицией выглядели в Венгрии в 1956 г. иначе, чем в Велико­британии; отношения между Германией и Франци­ей в 1960 г. иначе, чем в 1940 г.; отношение немец­кого общества к национальным и религиозным меньшинствам было в 1960 г. другим, нежели в 1940.

Таким образом, формы социальных конфликтов изменяются, и теория должна дать ответ на вопрос, в каких аспектах можно обнаружить эти изменения и чем они обусловлены, Не приходится доказывать, сколь актуален конкретный исторический подход для изучения конфликтных ситуаций в нынешней России, где сегодня они во многом иные, чем были в СССР.

Рекомендации, выводы зарубежных конфликто-логов основываются на тех наработках, которые накоплены европейскими и американскими школа­ми. Российской конфликтологии предстоит пройти свой путь развития. Важно извлечь уроки из про­шлых ошибок: не допустить крайностей в отноше­нии к имеющимся в науке методологиям. Здесь по­стоянно происходит не только соревнование, но так­же взаимодействие и взаимодополнение теорий, методов. Марксизм потому и превратился в догму, что его сторонники в большинстве своем отвергали диалог с другими течениями общественной мысли, практиковали только собственный монолог. Теперь никак нельзя впасть в другую крайность и последо­вать за теми, кто вообще отметает диалектико-ма-териалистическую теорию общества и либо некри­тически заимствует субъективистские концепции некоторых западных школ, либо пытается «изобре­тать собственный велосипед».

Важнейшая проблема методологии теории кон­фликта — это проблема объективности. Она реша­ется на пути сочетания современных концепций в конфликтологии, включая концепцию согласия, ин­теграции, с одной стороны, и конфликтную модель общества, с другой. Ведь и конфликт и равновесие, интеграция, выражающаяся в парадигме согласия, — две стороны, два взаимосвязанных момента од­ного и того же общественного процесса. Ничто не абсолютно: ни конфликт, ни согласие; все относи­тельно, взаимообусловлено. Прав Р.Дарендорф, не считая, что его позиция (конфликтная модель обще­ства) более верна, чем другая — функционалистс-кая модель согласия. Обе полезны и необходимы для социологического анализа, так как в обще­ственной жизни постоянно присутствуют оба ком­понента взаимодействия: сотрудничество и конф­ликт. Примерно то же самое можно сказать о концепции классового развития. Конечно же, абсо­лютизация его недиалектична, ненаучна. Однако классовые конфликты существуют; в России они воз­рождаются и пренебрегать ими нельзя. Классовый конфликт — лишь один вид конфликта в числе мно­жества социальных? столкновений.

Отстаивая объективный подход в конфликтоло-гии, мы тем не менее не сводим его только к объек­тивному методу. В социальной науке по праву свое место занимает и субъективный метод. К сожале­нию, в отечественной литературе в прошлом полу­чила распространение догматическая интерпрета­ция ленинской критики субъективного метода идео­лога Михайловского как метода ложного, ненауч­ного. Таким образом, субъективный метод отожде­ствлялся с субъективизмом, т.е. превратным, иска­женным описанием и объяснением реальности. Субъективизм, в том числе замешанный на вуль­гарно понимаемом классовом подходе, исключает научную истину. Но субъективный метод исследо­вания, наряду с объективным, это метод поиска ис­тины. Тот и другой методы строятся на онтологи­ческих посылках, характеризующих специфику социальной реальности вообще и социального кон­фликта как единства объективного и субъективно­го, в частности.

Русский историк Ключевский В. описал объек­тивные и субъективные методы в исторической на­уке так: объективный метод принимает «за точку от­правления не изучающий субъект, а изучаемый объект», предполагает видение исторического про­цесса в последовательной смене явлений, подгото­вившей современное состояние человечества, иными словами, это — метод изучения «самое исто­рического движения». Примеры объективного изу­чения: наблюдение явлений, сопоставление явлений и обобщение явлений. Субъективный метод исходит из того, что отправной пункт — не само историчес­кое явление, а точка, зрения изучающего. Истори­ческие явления подбираются в изложении по лич­ному усмотрению историка; точно также и оцениваются (скажем, с точки зрения приоритета, господствующего значения экономических отноше­ний, либо «политического быта» и т.п.). Отсюда при­емы изучения: подбор явлений, их оценка и связь19.

В политологии различаются методы объективной и субъективной интерпретации изучаемых явлений. Объективный метод предполагает выявление раз­нообразных связей и процессов политической реаль­ности через анализ объективных результатов поли­тических действий. Субъективный метод объяснения — это анализ связей и взаимодействий политичес­кой реальности через призму отношений политичес­кого субъекта (его мнений, позиций, интересов). Ценностно-нормативный подход составляет содер­жание субъективного метода.20

Объективный и субъективный методы в конфлик-тологии, по сути своей таковы же, как в историчес­кой и политологической науках. В первом случае предполагается рассмотрение конфликта как есте­ственного явления в обществе, безотносительно к оценке его познающим субъектом и противоборствующими сторонами. Во втором — рассмотрение кон­фликта с точки зрения позиций, с учетом оценки конфликта познающим субъектом и противополож­ными агентами. И тот и другой познавательные процессы имеют место в действительности. Для объяснения данного конфликта и выработки спосо­бов его разрешения важно знание безоценочное и оценочное, необходимы описания конфликта, каков он есть в реальности и каково его восприятие, нуж­на также оценка противоборствующими сторонами и обществом в лице исследователя. Вообще как объективный метод, так и субъективный только в единстве дают адекватное знание о конфликтной реальности, позволяют понять объективную и субъективную сторону конфликта и связанного с ним поведения. Поэтому, если следовать за Клю­чевским В., при изучении конфликтов применимы приемы методов объективного и субъективного: на­блюдение, сравнение и объяснение, подбор явле­ний, оценка их и установление взаимосвязи. При­менение социологических, политологических и пси­хологических методов обеспечивает постижение конфликта как сложной реальности.

Объективность познания конфликтов затрудняет­ся рядом обстоятельств. В первую очередь — широ­ким распространением в общественном сознании субъективистского понимания социальных процес­сов, в том числе конфликтов. Конфликтологу при­ходится сталкиваться с неадекватной оценкой того или иного конфликта общественным мнением и, тем более, противоборствующими сторонами. Да и сам исследователь рассматривает конфликт, особенно политический, также под влиянием своего мировоз­зрения, в большей или меньшей степени. Известно, что крупнейшие конфликты, потрясшие нашу страну в последние 3-4 года (августовские — 1991 г. — события, сентябрь-октябрьский — 1993 г. — конф­ликт между институтами законодательной и испол­нительной власти, военный конфликт в Чечне) прямо противоположно воспринимались и воспри­нимаются, оценивались и оцениваются как непос­редственными участниками, так и другими слоями населения и политическими движениями. Объектив­ность оценок конфликта возможна при условии все­стороннего подхода к его изучению, осмысления причин возникновения, эволюции конфликта и т.п. Опасность субъективизма в социальном познании, в особенности конфликтов, в объяснений прошлого, настоящего и будущего всегда велика. Ее возмож­ность больше при использовании субъективного метода.

Познание конфликтов связано с прагматической целью — управлением ими. А это означает вовлече­ние в познавательный процесс одной или обеих кон­фликтующих сторон, что опять-таки ограничивает рамки объективности. Направляющим вектором в объяснении конфликтов становятся интересы сто­рон. Наиболее благоприятным для познания конф­ликта условием является совпадение интересов, свя­занных с регулированием и разрешением конфлик­та. Однако такое идеальное условие на практике встречается далеко не часто.

На процесс познания негативно влияет кризис­ная ситуация в обществе, когда возникают и пере­плетаются многие конфликты, усиливая отрица­тельное воздействие на общественную систему. Та­кая ситуация, в частности, существует в настоящее время в России. Стремление правящих, господству­ющих сил в кризисной ситуации навязать оппози­ции свое понимание развивающихся конфликтов бесперспективно. Наиболее разумный выход из по­ложения — критическая оценка своих действий, сво­ей политики, учет мнений оппонентов и активного большинства населения и соответствующая коррек­тировка своих позиций.

При анализе социальных конфликтов велика роль информации. Дефицит информации, дезин­формация всегда были и остаются опасными сред­ствами и условиями ложного восприятия конфлик­тов, неоправданного их разрастания.

Конфликты в обществе, любого уровня и вида — комплексное явление. В конфликтных ситуациях и действиях сплетаются социально-психологические, социальные, экономические, политические, духов­ные, а также индивидуальные и общественные эле­менты. Поэтому и методы их изучения многообраз­ные, комплексные. Приоритетность того или иного метода в каждом конкретном случае определяется видом конфликта. Если, скажем, предметом изуче­ния является межличностный конфликт, то домини­рующими методами будут социально-психологичес­кие. При анализе конфликтов между крупными со­циальными группами на первый план выходят социологические и политологические приемы изуче­ния.

В заключение кратко о функциях конфликтоло-гии. Они вытекают из характера данной дисципли­ны как теоретико-прикладной. Проф. Здравомыс-лов Ю. отмечает три уровня изучения конфликтов: фундаментальный теоретический, с позиции теории среднего уровня и эмпирический уровень, подчинен­ный непосредственно практическим управленчес­ким целям. Соответственно следует отмечать и фун­кции конфликтологии: теоретико-познавательная, аналитическая и прогностическо-управленческая. Разработка фундаментальных теоретических про­блем конфликтологии вносит вклад в развитие со­циальных наук. Исследование на уровне теории среднего уровня обогащает социологические и по­литологические знания о механизмах общественных процессов. Изучение конфликта на эмпирическом уровне, в сочетании с теорией, позволяет разраба­тывать прогностические модели конфликтного дей­ствия общественных субъектов и метода управления им. Анализ конкретных конфликтов — необходимое условие регулирования и разрешения их.

Конфликтология вооружает практиков не конк­ретными инструментами для управления конфлик­тами, а обосновывает понятийные рамки обществен­ного сознания, в том числе управленческого мыш­ления, для диагностирования конфликта и выработке соответствующих методов их преодоле­ния.