3. Политика и конфликты.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 

В общественной системе, представляющей орга­ническую взаимосвязь экономических, политичес­ких, правовых, социальных и пр. отношений, конф­ликты, присущие им, не изолированы друг от друга, а так или иначе взаимосвязаны. Система опре­деляет характер конфликтов (скажем, антагонисти­ческий или неантагонистический), их типичную структуру и динамику, основные технологии управ­ления. В свою очередь, свойственная данной системе совокупность конфликтов образует ее кон­структивно-созидательный или разрушительный по­тенциал. Поэтому системный подход к государ­ственному управлению конфликтами так же необ­ходим, как и в целом к социальному управлению. Проблема в том, как его обеспечить.

На наш взгляд, драматическая история нашей страны в последнее десятилетие дала материал для решения этой проблемы. Политика как система го­сударственной власти и основное направление ее деятельности — вновь стала первенствующим фак­тором во всех решающих коллизиях государства и общества. Вопреки догматически трактуемым ма­териалистическим постулатам экономическая систе­ма начала разваливаться под воздействием в пер­вую очередь не экономических, а политических кон­фликтов. «Война суверенитетов» взяла верх над экономической необходимостью сохранения десяти­летиями складывавшихся экономических отноше­ний и единого экономического пространства. Мало того, политический фактор, в частности политичес­кие споры между лидерами теперь уже суверенных государств, бывших советских республик, парали­зовали восстановление не только единой экономи­ческой, но и других систем взаимоотнршений и свя­зей, а также общего правового и информационного пространств.

Реальная картина общественно-исторического процесса на территории бывшего Советского Союза и влияния на него политики не осознается правящими кругами, а скорее всего игнорируется. За последнее время они с упорством, достойным луч­шего применения, стремятся убедить общество в том, что политика якобы напрочь отделена от эко­номики, что политические конфликты, равно как со­циальные или идеологические, не следует рассмат­ривать и оценивать сквозь призму характера поли­тического режима и его курса. Даже, как говорится, «чистые» государственные политические институты (законодательной и исполнительной власти, вклю­чая правительство России) характеризуются как институты, призванные заниматься конкретными делами а не политикой. Поистине бывшие завла­бы, пришедшие к власти в результате политическо­го переворота, забыли о своей «альма матер» (ма­тери, их породившей).

В современном обществе, тем более в таком по­литизированном, как нынешняя Россия, нет друго­го универсального интегрирующего факторе, как политика, равного по своему характеру и эффектив­ности воздействия на любые социальные конфлик­ты. Именно она выступает системообразующим зве­ном, оставаясь в конечном счете по своей природе концентрированным выражением (непосредствен­ным или опосредованным) общественных экономи­ческих, социальных интересов и духовных ценностей больших социальных групп.

Политические конфликты, как свидетельствует опыт нашей страны, являются определяющими по отношению к другим и в совокупности с ними со­ставляют зону, в которой могут возникать и действо­вать последние.

Подчеркивая взаимосвязь политических конфлик­тов с иными социальными, было бы ошибочно поли­тизировать любые из них. Безоговорочная политизация в данном случае так же далека от истины, как и деполитизация любого конфликта, будь то макро­конфликт или конфликты, возникающие на уровне субъектов Федерации, конфликты внутри институтов высшей госвласти или местного самоуправления.

Политический процесс, курс государственной по­литики — общее условие, тот, образно говоря, кис­лород, который наполняет жизненной силой дей­ствия технологий управления. Поэтому каждая группа конфликтов требует наряду с общим поли­тическим курсом разработки соответствующей по­литики, создающей благоприятную основу для их регулирования и снятия (или же стимулирования). Конфликт должен быть точкой отсчета, исходной категорией анализа и разработки стратегии и так­тики руководящей политической деятельности.

К примеру, экономические конфликты, коими перенасыщена страна, в большинстве своем не сгла­живаются и не разрешаются, а множатся и обостря­ются в силу того, что экономическая политика ори­ентирована на стимулирование противоречий между интересами широких масс трудящихся и обо­гатившейся за счет присвоения госсобственности кучки новорусской буржуазии. Нынешний кризис экономики — концентрированное выражение ее кон­фликтного состояния. Никакие демократические тех­нологии, правовые и прочие методы без использо­вания материальных ресурсов и средств, не помо­гут преодолению кризисной ситуации. Нужна хорошо продуманная антикризисная программа развития самой экономики, то есть экономическая политика, предусматривающая реальный прогресс производительных сил общества. Она и будет ору­дием преодоления всеобщей конфликтной ситуации в стране, наряду с другими видами политики.

 

Основы      конфликтологии

Острейшие социальные конфликты, сотрясающие российское общество в настоящее время, не исчез­нут сами по себе, если партия власти будет глушить недовольство одних слоев населения путем ущемле­ния интересов других. Только социально-политичес­кая стратегия, рассчитанная на перспективу, имею­щая под собой необходимую экономическую базу, осуществляемая не на словах, а на деле, может стать реальным и эффективным орудием регулирования и разрешения социальных антагонизмов, порож­денных капитализацией общества.

Теперь уже большей части здравомыслящих ря­довых граждан и даже политической бюрократии понятно, что развитие национально-этнических кон­фликтов с их разрушительными последствиями не­возможно предотвратить как путем критики так на­зываемого тоталитаризма бывшего советского ре­жима, так и военными средствами. От государства требуется прагматическая национальная политика, которая бы способствовала и даже обеспечила воз­можность контролируемого и ограничено терпимо­го для государства и общества уровня состояния межнациональных противоречий и последующего их преодоления на взаимоприемлемой для этносов основе. Такую политику не могут разработать ни отставные генералы, ни бесправные и безликие ми­нистры. Это дело Федерального Собрания и Прези­дента РФ. К сожалению, пока россияне являются свидетелями бессистемных политических акций, объективно противопоставляющих одни этнические группы другим: бывшие репрессированные народы — не подвергавшимся репрессиям, так называемые коренные национальности — некоренным.

Не справившись с конфликтом, возникшим меж­ду Россией и Чечней, между федеральным центром и чеченской националистической верхушкой влас­ти, Президент РФ пошел на открытое военное его подавление. Трагические результаты и позорные последствия чеченской войны известны. Теперь пред­принимаются разнообразные усилия, чтобы в ма­лой доле сгладить военное поражение мирными средствами, вернуться к цивилизованным формам и методам преодоления образовавшегося в резуль­тате войны чудовищного отчуждения одного из на­родов России от российского сообщества и государ­ства. В случае сохранения кризисной ситуации в межнациональных отношениях государство не га­рантировано от возникновения новых «горячих» то­чек и даже зон на российском политическом про­странстве.

Широко признанным фактом стал конфликт между СМИ, в первую очередь телевидением, и ду­ховными потребностями большинства народа, его национальными традициями и культурой. Свобода слова, о которой так долго твердили демократы-ре­форматоры, чаще всего используется СМИ для при­крытия морально-психологического насилия над людьми и навязывания массам чуждых им образа мыслей и поведения. Это сопровождается вытесне­нием национальных культурных ценностей, искус­ства, традиций. СМИ превращены в супероружие против культуры. В последние годы они занялись внедрением в массовое сознание иррациональных мистических и мифических идей, представлений и переживаний, религиозных суеверий. Пропаганди­руется псевдонаука, полунаука и антинаука. Одно­временно под видом критики марксистской комму­нистической идеологии дискредитируется научное мировоззрение. Тем самым миллионы людей на­сильственно отброшены на архаический уровень сознания и мышления эпохи средневековья. Понятно, что патриотическая интеллектуальная часть россий­ского общества не может не выступать против об­рушившегося на умы миллионов граждан своей ве­ликой страны водопада лжи и духовного яда. Кон­фликт постоянно нарастает. В него вовлечена в настоящее время православная церковь. Власти по существу занимают пока нейтральную позицию, ссылаясь на право журналиста выражать публич­но свои взгляды и мнения. А как же быть милли­онам граждан, не имеющих доступа к СМИ, по­скольку последние оказались в руках финансовой олигархии? Есть только один способ борьбы с эти­ми явлениями — ликвидация монополии на телеви­дение и общественный контроль (без вмешательства в творческий процесс) за осуществлением разумной информационной политики, базирующейся на прин­ципе плюрализма и отвечающей национальным ин­тересам. Она и только она определит направление разрешения конфликта и защитит общество от посягательств контркультуры и идейно-психологи­ческого западного империализма. На основе такой политики была бы эффективной борьба обществен­ности против телевизионного варварства и миними­зировано негативное воздействие СМИ на обще­ственное сознание и психологию людей.

Политика — лишь основа управления конфлик­тами, не более. В качестве таковой она выступает прежде всего по отношению к макроконфликтам. Что касается иных конфликтов, нижележащих уров­ней, то влияние политики на них больше опосредо­ванное, нежели непосредственное. Чем ниже уро­вень конфликта, а значит его зона распространения, тем сильнее возрастает роль прямо не связанных с политикой демократических технологий управления. Возникающие на уровне местных сообществ конфликты (за исключением правовых) регулируют­ся и преодолеваются средствами и институтом са­моуправления.

* * *

Рассмотренные в настоящих лекциях теоретичес­кие проблемы конфликтологии не исчерпывают те­матики данной науки. Предметом исследования были лишь основы теории конфликта. Тем не менее и это позволяет утверждать, что конфликтологичес-кий анализ общественной системы, ее функциони­рования и развития, равно как и перехода в новую систему, — один из срезов научного познания соци­ума. Категория же конфликта — одна из ступеней постижения его сущности. Вместе с тем мир много­численных микроконфликтов требует своего изуче­ния эмпирическими методами прикладной конф­ликтологии.