2. Предупреждение и стимулирование конфликтов.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 

Возникает вопрос, насколько корректно совмеще­ние понятий «предупреждение» и «стимулирова­ние» конфликтов, противоположных по своему смыслу и назначению? Положительный ответ на этот вопрос вытекает из развиваемой в данной ра­боте концепции конфликта как явления закономер­ного в общественной жизни, не только негативного, разрушительного, но и конструктивного. Понима­ние конфликта как негативного явления обусловли­вает необходимость его предупреждения. Иной же подход, а именно: признание конфликта фактором саморегуляции и самокорректировки системы, ис­точником ее изменения и развития — позволяет го­ворить о проблеме стимулирования конфликтов.

Предупреждение конфликта — это деятельность, направленная на недопущение его возникновения и разрушительного влияния на ту или иную сторо­ну, тот или иной элемент общественной системы. Естественно, что такая деятельность представляет собою активное вмешательство управляющего субъекта (одной или обеих сторон предполагаемого конфликта) в реальный процесс общественных отношений людей, в их взаимодействие в различных сферах жизни. В таком случае стихийный ход про­цесса может быть прерван, при условии разумного вмешательства, целесообразного с точки зрения интересов общественных сил.

Предупреждение конфликта предполагает его прогнозирование. Без обоснованного прогноза воз­можной конфликтной ситуации нельзя и предупре­дить ее появление. Прогноз — это представление о будущем конфликте с определенной вероятностью указания места и времени его возникновения. На­учная и практическая ценность прогноза определя­ется уровнем его обоснованности и достоверности. В числе основных методов прогнозирования: экст­раполяция данной ситуации на будущее состояние системы (подсистемы); моделирование возможной конфликтной ситуации, статический метод, опрос экспертов.

В качестве исходного пункта прогностического конфликтологического мышления следует признать определение противоречия, обусловливающего дан­ную проблемную ситуацию, которая может поро­дить конфликт. Противоречие, выражаемое в про­блеме, суть причина возможного конфликта. Сле­дующий шаг на пути разработки прогноза — выявление тенденций изменения данной ситуации, развития противоречий и раскрытия проблемы. Эта мыслительная операция включает описание собы­тийного ряда, т.е. совокупности событий, проявля­ющих проблему во взаимодействии субъектов, а также прослеживание объективной последователь­ности и взаимосвязи событий — логики обществен­ного процесса. Описание событийного ряда и ана­лиз логики изменения существующей ситуации (развития противоречия, раскрытия проблемы) позволяет очертить облик вступающих в противостоя­ние субъектов и предмет его. Дальнейшее исследо­вание развития проблемной ситуации в возможный конфликт предполагает включение в анализ прин­ципов и норм функционирования данной системы (подсистемы), временного и пространственного фак­торов ее изменения, а также социально-экономичес­ких, политических, идеологических и социально-пси­хологических условий.

На основе изложенного исследования склады­ваются предпосылки для разработки возможных сценариев прогноза конфликтной ситуации. Затем перед конфликтологом встает задача формулиро вания прогностической модели и оценка ее досто­верности. Заметим, что описание событийного ряда и анализ логики процесса изменения ситуа­ции не позволяют однозначно предсказать воз­можный конфликт, так как на процесс его форми­рования влияет ряд трудно учитываемых в иссле­довании явлений, прежде всего субъективного порядка (эмоциональный настрой людей, уровень их толерантности и т.п.). Так что, каким бы кор­ректным ни был научный анализ событий, их ло­гики, речь может идти лишь о выработке тех или иных вариантов ожидаемых проявлений конфлик­тной ситуации.

Попытаемся проиллюстрировать описанное со­держание конфликтологического прогнозирования на примере политического процесса в России.

Ныне сложившееся состояние политического процесса в нашей стране является результатом объективных тенденций, проявившихся за после­дние четыре года, как то: позитивной тенденции — известной либерализации общественной жизни, демократизации политических отношений и институтов, что выразилось в замене старой полити­ческой системы новой (либерально-демократичес­кой), и негативной тенденции — обострения соци­ально-политических противоречий в обществе, рос­та недоверия большинства населения к новым властям. В конце сентября и в начале октября 1993 г. данное противоречие, как известно, проявилось в открытом конфликте, приобретшем насильствен­ную форму. В ходе выборов в законодательные орга­ны власти в декабре 1993 и 1995 гг. противоречие между большинством избирателей и правящим ре­жимом канализировалось в голосовании значитель­ной части избирателей против проправительствен-ных блоков. Возникает вопрос: возможно ли форми­рование конфликтной ситуации в ближайшие месяцы на основе результатов выборов в Государ­ственную думу федерального собрания в декабре 1995 г. и — Президента России в июне 1996 г.?

Думается, что вполне возможно. В самом деле, ведь остается пока неразрешенным политическое противоречие, возникшее после августа 1991 г. Со­храняется раскол общества на антагонистичес­кие (противоречивые) группы. В процессе предвы­борной кампании правящая элита и официальные средства массовой информации неустанно подчер­кивали свое враждебное отношение к коммунисти­чески настроенным массам населения и выражаю­щим эти взгляды избирательным блокам. Такая политическая установка властей никак не соответствует их же противоположной установ­ке — на формирование в обществе атмосферы со­гласия и стабильности. Политическое противоре­чие существует не на голом месте, а ложится на реальную глубокую социальную дифференциацию общества, когда более третьей части населения проживает за чертой бедности. Следовательно, сохранилась тенденция развития политического противоречия, приведшая к сентябрь-октябрьско­му (1993 г.) конфликту; получили дальнейшее раз­витие и противостоящие субъекты: правящая эли­та и так называемые реформаторские демокра­тические партии и блоки, с одной стороны, и прокоммунистически настроенные, ориентирован­ные на социалистический путь модернизации стра­ны массы и соответствующие партии, с другой стороны. Реакция первых на результаты декабрь­ских (1995 г.) выборов говорит о том, что можно с большой долей вероятности предположить обо­стрение политической и идеологической борьбы в дальнейшем. Однако июньские (1996 г.) выборы Президента РФ, наверняка, направят это проти­воборство в демократическое русло, если, конеч­но, ни правящий режим, ни оппозиция не предпри­мут каких-то акций, которые бы придали поли­тическому процессу взрывную антагонистическую форму.

Изложенный сценарий развития политического процесса — один из возможных. Оптимисты из ре-форматорско-демократического лагеря могут предложить иной сценарий — динамичного форми­рования политического согласия в обществе на ос­нове удовлетворенности большинством населения проводимым правительством курса. Пессимисты, наоборот, предсказывают, в связи с усилением вли­яния левой оппозиции, опасность глобального соци­ально-политического конфликта. Думается, что ни тот, ни другой сценарии не имеют под собой до­статочных оснований.

Прогнозирование конфликта — лишь предпосыл­ка его предотвращения. Следует также учитывать невозможность предупреждения всякого конфлик­та. И к этому, собственно говоря, не стремится ни один здравомыслящий субъект управления власти. Было бы, к примеру, утопией утверждать, что в пе­риод перехода к рыночной системе экономики мож­но избежать конфликтов, связанных с перестройкой структуры производства, возникновением безрабо­тицы, забастовочных движений. Руководящие орга­ны общества тем не менее имеют целью не допус­тить возникновения и развития таких конфликтов, которые бы подрывали основы функционирования экономической системы и создавали бы условия для социальных потрясений.

Стратегия предотвращения конфликтов включа­ет систему деятельности, совокупность этапов и ме­тодов управления конкретным процессом противо­речивых взаимоотношений общественных субъек­тов. Различаются этапы частичного и полного предотвращения конфликтов, раннего предупреж­дения и упреждающего разрешения. Частичное пре­дотвращение становится возможным при условии блокирования действия одной из причин данного конфликта и ограничения его негативного влияния на интересы противоборствующих сторон. Страте­гия полного предотвращения предполагает нейтра­лизацию действия всего комплекса детерминирую­щих конфликт факторов, что и позволяет направить взаимодействие субъектов в русло их сотрудниче­ства во имя реализации совпадающих интересов. Упреждающее разрешение конфликта, равно как и ранее его предупреждение, означает не что иное, как осуществление согласования позиций и интересов противоречивых субъектов в пространстве их соци­ального единства, согласия по более важным воп­росам общественной жизни. Обратимся к национально-этническому конфлик­ту. Его при определенных условиях можно упре­дить, не допустив межнациональной конфронтации. А если таковая возникает, то затормозить ее разви­тие, приглушить возможную вражду и насилие. Зная многогранность детерминирующих такой кон­фликт факторов, разумное политическое руковод­ство действует последовательно, устраняя одну при­чину грядущего конфликта за другой. Так, если не­довольство, напряженность в межнациональных отношениях вызывается какой-то несправедливос­тью, допущенной по отношению к одной из нацио­нальных групп (скажем, ущемлением политических прав или ограничением культурного самовыраже­ния), то необходима определенная компенсация со стороны государства за нанесенный в прошлом урон и восстановление законных прав и свобод.

Предотвращение социальных конфликтов воз­можно при наличии соответствующих ресурсов: эко­номических, политических, социальных, идеологи­ческих, правового обеспечения. Если, скажем, экономическая ситуация таит в себе опасность воз­никновения острого забастовочного движения, то она требует достаточных материальных средств для ее улучшения: создания новых рабочих мест, повы­шения уровня оплаты труда, улучшения его усло­вий. Кроме того, разрушительные забастовочные конфликты можно предотвратить, ограничивая за­бастовочное движение трудовым законодатель­ством, исключая его проявление в незаконных фор­мах.

Нарождающееся противоречие не разовьется в конфликт, если активное вмешательство в процесс общественных отношений начинается с уровня вы­явления несогласия между субъектами по значимым для них вопросам или, по крайней мере, с об­наружения элементов напряженности. На этапе же развития непримиримости в отношениях, враждеб­ного соперничества конфликт уже имеет место, и действие по управлению им приобретает другое ка­чество — урегулирование либо разрешение.

Предупреждение конфликтов осуществляется комплексной системой методов и средств. Они ста­нут эффективными при условии реалистической оценки ситуации, приоритетного внимания согласо­ванию интересов всех участвующих в общественном процессе субъектов и учете возможности реализа­ции принципа толерантности.

Согласование интересов — оптимальный способ достижения консенсуса между общественными субъектами. Однако последний не всегда возможен. Поэтому используются и другие модели предотвра­щения конфликта интересов: определенное их соче­тание, подчинение неглавных интересов главным, временных — постоянным, текущих — перспектив­ным. Не исключается и подавление отдельных элементов интересов обоих взаимодействующих субъектов. Наконец, целесообразна тактика разве­дения противоречивых интересов. В случае назре­вающего столкновения между работодателем и тру­довым коллективом предметом спора могут быть многие интересы той и другой стороны. Оптималь­ный вариант предупреждения столкновения — най­ти удовлетворяющую всех меру сочетания этих ин­тересов, при которой бы ни один интерес не ущем­лялся. Когда же такой вариант исключается, приходится искать другие приемлемые формы вза­имодействия противоречивых интересов. Это позво­ляет находить компромисс и сгладить напряжен­ность. Стратегия предупреждения конфликта предус­матривает осуществление таких принципов, как своевременность действий по предупреждению воз­можных коллизий, оперативность, гласность. Что касается последнего, то следует отметить только одно обстоятельство: чем раньше возможный конф­ликт станет известен общественности, тем меньше вероятность его реального появления.

Уже отмечалось, что не любые конфликты обще­ственные субъекты стремятся предотвратить. В иных конфликтах они заинтересованы. Стимулирование конструктивных конфликтов, являющихся двигате­лем прогрессивных изменений, модернизации обще­ственной системы, составляет весьма существенную сторону социального управления. Речь не идет об искусственном нагнетании конфронтации, о насаж­дении враждебности в обществе, что, обычно, прак­тикуется агрессивными силами для оправдания своего существования. Метод разжигания конфлик­тов также широко используется бюрократическими элементами в управленческих организациях и тру­довых коллективах. Стратегия стимулирования кон­фликтов — это стратегия мобилизации активности того или иного общественного субъекта при реше­нии жизненно важных проблем, стратегия разви­тия позитивной инициативы, достижения оптималь­ного эффекта социального управления.

Исторической практике известны многочисленные формы инициирования крупных социальных конф­ликтов как двигателей общественного прогресса: классовая борьба, социальные революции, про­мышленная и научно-технические революции, осво­бодительные войны. Процесс социального управле­ния в разных общественных системах неотъемлемо связан с использованием разнообразных локальных конфликтов, в целях мобилизации потенций тех или иных общественных сил. Борьба нового со старым, прогрессивного с консервативным — это самые об­щие формы проявления конструктивных конфлик­тов. Они стимулируются теми общественными субъектами, которые стремятся к усовершенствова­нию и развитию. Всякое новое зарождается в не­драх старого, любое инновационное действие встре­чает противодействие. Стимулирование нового, осу­ществление инновации всегда реализуется через конфликты. Их рационализация, т.е. перевод в со­знательно регулируемое русло, в процесс, подчи­ненный определенным правилам и нормам, обес­печивает успех в достижении разумных интересов и целей.

Инициирование определенных конфликтов зача­стую используется в целях нейтрализации других, разрушительных, опасных для общества. Напри­мер, инициируя борьбу за научно-технический про­гресс, руководство трудового коллектива способству­ет его сплочению и предупреждает возникновение конфликтов, связанных с взаимоотношениями в коллективе. Развивая конкурентные экономические конфликты как стимул совершенствования произ­водства, государство тем самым ограничивает воз­можность конфликта между спросом и предложе­нием, создает условия для полного удовлетворения интересов массового потребителя.