1. Природа национального конфликта.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 

Национальный конфликт — это конфликт между национально-этническими общностями или их час­тями. По своим типологическим характеристикам национальный конфликт является прежде всего со­циальным, поскольку его субъектами выступают крупные социальные группы, интересы которых ста­новятся противоречивыми вследствие имеющегося неравенства социальных статусов этих групп в дан­ной общественной системе, в конкретной стране. Од­новременно это и конфликт, имеющий политический аспект, ибо ни одна цивилизованная нация не сформировалась вне присущей ей политической органи­зации, политического государства. Нынешние наци­ональные конфликты, будь то в Югославии или в России, в Ирландии или в Турции, в Грузии или в Азербайджане, возникли и существуют на почве стремления национальных групп (меньшинства) к политической независимости от наций-носителей существующих в соответствующих странах государ­ственных систем. В настоящее время в мире нет ис­ключительно национальных конфликтов, а есть на­ционально-политические конфликты.

Понятие «национальное» поглощает этнические признаки общностей и их противостояния. Однако национальное не сводится к этническому. Более того, для западных обществ принадлежность к на­ции и этническая принадлежность — разные явле­ния. Для россиян же это чаще всего одно и то же. Американская нация сложилась из многих этносов — англосаксов, испанцев, немцев, евреев и др. В ис­тории отмечены противоположные формообразова­тельные процессы: из одного этноса возникали раз­личные нации. Арабы стали родоначальниками многих современных азиатских и ближневосточных наций; славянский этнос породил русских, украин­цев, белорусов, сербов, поляков и др.

Различие нации и этноса, национальных и этни­ческих признаков, равно как и понимание их взаи­мосвязи, имеет важное значение при анализе конф­ликтов в России, где далеко не каждый этнос стал нацией, дозрел до нации. Ведь этнос — понятие, ха­рактеризующее общность людей по признакам при­рожденным, данным от природы или, по крайней мере, сформировавшимся в результате длительно­го проживания на одной и той же территории, в одних и тех же природных условиях (например, на Кавказе). Понятие же нации обозначает социаль­но-историческую общность людей, сложившуюся на базе некоторых общих ценностей и норм, обуслов­ленных не общим происхождением, кровным род­ством или одним только совместным проживанием на данной территории (хотя эти признаки во мно­гих случаях имеют место), а культурой, т.е. систе­мой социально-исторической. Не отрицая возмож­ности формирования какой-то нации на основе эт­нических признаков, нельзя считать такой процесс абсолютной необходимостью, историческим прави­лом. Нация — это государственно-политическая, со­циально-экономическая и социокультурная общ­ность людей.

Из сказанного вытекает необходимость различе­ния национальных и этнических конфликтов и вме­сте с тем определения национальных конфликтов как национально-этнических применительно к реги­онам, где не завершился процесс развития этносов в нации. Таким регионом является Россия.

Национально-этнические конфликты имеют свою давнюю историю. Им предшествовали межплемен­ные и межобщинные, а больше всего конфессио­нальные конфликты, уносивший тысячи и тысячи человеческих жизней. Известные в Европе кресто­вые походы (христиан против мусульман), крово­пролитные побоища католиков и протестантов между собою, турок-мусульман и балканских наро­дов, христиан, боровшихся против господства турец­ких халифов. Полна жестокими конфликтами исто­рия азиатских стран, где эти конфликты чаще всего имели религиозный характер. Национально-этни­ческие конфликты современного типа (в виде наци­ональных движений) стали возникать в XIX и в на­чале XX вв. В Европе они были связаны с формированием независимых государств и завершением становления современных наций (например, гер­манской, балканских), в Азии — главным образом, с борьбой народов за освобождение от колониаль­ной зависимости (Индия, Иран, Афганистан и др.), в Америке — также с борьбой за независимость от Испании и Великобритании. Некоторые конфлик­ты, вспыхнувшие в конце XIX в., перманентно во­зобновляются и поныне. Например, курдское наци­ональное движение. Уже на конференции в Верса­ле по итогам 1-й мировой войны представители курдов требовали национальной независимости, но ее нет и сегодня. Взаимная вражда балканских на­родов не раз была источником бурь в Европе. С со­зданием в начале XX в. англичанами в Палестине «еврейского национального очага» возник конф­ликт между арабами и евреями, продолжающийся по сей день. Поначалу он был этническим, так как ни та, ни другая народность не являлись нациями. Конфликты, связанные с противоречием между этно-национальными интересами, играют «исклю­чительно важную» роль в наше время, хотя они не­посредственно возникали по спорным вопросам территориально-государственного устройства. Ведь в каждом случае конфликта борьба разгоралась за государственное самоопределение определенной, оказавшейся бесправной этнонациональной груп­пы. Например, в Южной Африке таким было чер­нокожее население; на Ближнем Востоке — арабы-палестинцы, в Турции и Ираке — курды и т.д. В Ев­ропе конфликтами, связанными с этно-национальными различиями стали: югославский, грузино-абхазский, англо-ирландский; в Азии — между этническими группами Афганистана, Рес­публики Бангладеш, Индии, Индонезии, Камбоджи, Мьянма, Филиппины, Шри Ланки, Таджикис­тана; в Африке — между этносами Алжира, Анго­лы, Либерии, Руанды, Сомали, ЮАР, Судана, Эфи­опии; в Центральной и Южной Америке — между различными этническими общностями Колумбии, Гватемалы, Перу.

Многоплановость этно-национальных конфлик­тов объясняет наличие в литературе противоречи­вых точек зрения по этому вопросу. Их содержание определяется тем, как тот или иной автор представ­ляет себе национальную общность, что признает за ее основу. Так, ливийский лидер, один из видных деятелей современных национальных движений Кадафи М. пишет: «Основа, создающая нацио­нальную общность, — национальное самосозна­ние...» «Национальное самосознание — это основа сохранения наций».1-a Исторически каждая нацио­нальная общность должна иметь свою религию» -это «основополагающий принцип каждого народа». Там, где он нарушается, невозможна гармония внутри национальной общности, возникают конф­ликты. «Единственный путь к ликвидации этих кон­фликтов, восстановить нарушенное естественное правило, гласящее, что каждая нация должна иметь свою религию».1-6 Единая религия может объединить несколько наций в едином государстве при условии, когда религиозный дух берет верх над национальным (то есть общественным). Последний же (национальное самосознание) в конечном итоге восторжествует над религиозным и политическим в национальной борьбе, что будет означать разложе­ние единого государства и утверждение независи­мости каждой отдельной нации.

Признание национального самосознания, вклю­чая в него присущую нации религию, — положение, на наш взгляд, -не требующее доказательств. Вся история современных национальных движений — тому доказательство. Только вульгарные социоло­ги-материалисты могут поставить его истинность под сомнение. Вместе с тем грешат перед объектив­ностью и те, кто пытается свести многогранную вза­имосвязь национального с общественным процессом лишь к самосознанию этноса и религиозному фак­тору. Во-первых, последние сами нуждаются в объяснении причин, вызвавших их к жизни и обус­ловивших бытие, во-вторых, современные нацио­нальные движения порождаются не одним (и глав­ным образом не им) самосознанием. Национальное самосознание зачастую выступает только пусковой причиной национальной борьбы за социальную и политическую независимость народа, вплетаясь в совокупность многих других обусловливающих ее факторов, прежде всего социально-экономического характера.

Природа национальных (или национально-этни­ческих) конфликтов вытекает из характера этносов и наций как государственно-политических, социаль­но-экономических и социо-культурных общностей людей, комплексных, многосторонних взаимоотно­шений между ними. В конечном счете, конфликты вырастают на почве противоречий между интере­сами этно-национальных общностей. Интересы же формируются: в случае этноса — как интересы зам­кнутой групповой организации людей и группово­го мышления, где индивид не отделяет себя от груп­пы, и для него любая иная группа выступает в ка­честве враждебной, «чужой» по отношению к своей; для нации — как интересы более широкой, не замк­нутой, но все же обособленной, самостоятельно су­ществующей, государственно оформленной или оформляемой общности, приобретшей (или приобретающей) свою социально-экономическую и социо-культурную основу. Противостояние одного этноса другому порождается их групповой замкну­тостью, отсутствием связующих ценностей, побуж­дающих этносы к взаимному сотрудничеству. Толь­ко единые религиозные верования либо длительное сосуществование в рамках какого-либо социально­го пространства могут блокировать враждебность этносов и создавать предпосылки для слияния их в национальное образование (как это происходило в Европе). Конфликтность во взаимоотношениях меж­ду нациями возникает в условиях ущемленности ин­тересов одной и господства интересов другой. Лю­бое неравенство: политическое, правовое, экономи­ческое, культурное, наконец, конфессиональное, связанное с этим господство одних над другими, препятствует решению задачи самостоятельного развития национальных общностей и вызывает про­тивоборства. Причем, ущемленность интересов мо­жет проявляться и осознаваться в различных обла­стях жизни, вовсе не обязательно в области полити­ки. Поле конфликта формируется в разных ракурсах. Источником его может выступать какая-либо историческая несправедливость (с позиции од­ного из этносов), которая должна быть устранена; захват территории — жизненного пространства эт­носа; разрушение его системы культурных ценнос­тей и навязывание чуждых ценностей; деградация по вине другой экологической среды; хозяйственно-экономическая экспансия; языковое неравноправие и т.д. Однако при любом первоисточнике противо­стояния определяющими проблемами в конечном итоге становятся территориально-государственное самоопределение нации или же национально-куль­турный принцип организации общественной жизни данного этноса. В историй нередки варианты интеграции этносов в единую национальную общ­ность, оформление единой государственно-террито­риальной целостности, общего государственно-по­литического объединения народов, что в свою очередь и порождает проблему национально-куль­турной автономии.

Субъектами этно-национальных конфликтов вы­ступают: разделяемые определенными различиями и противоречиями этносы, национальные общнос­ти и составляющие их так называемые коренные народы и национальные меньшинства (т.е. ассими­лированные в нацию этносы, не являющиеся эле­ментами ее основы), многонациональные (интерна­циональные) образования и входящие в них нацио­нальные группы, национальные государства, разнообразные национальные организации и эли­ты. Реально действующими агентами конфлик­тов выступают группы, организованные в нацио­нальные движения. Последние формируются и раз­виваются по мере выявления, обострения межэтно-национальных противоречий и осознания их соот­ветствующими субъектами. Логика формирования и развития национальных движений суть логика за­рождения, разрастания и разрешения конфликтов. Развертывание национального движения включа­ет умножение элементов его субъектов. Если пона­чалу — это часть наиболее активной национальной буржуазии и интеллигенции, то затем в ряды дви­жения вливаются другие слои населения, осознав­шие ущемленность своих групповых (общинных, эт­нических) интересов, в том числе — связанных с религиозной общностью, Постепенно, стихийно воз­никающие силы становятся организованными аген­тами борьбы; происходит и нарастает размежева­ние данного общества (социального единства) на «своих» и «чужих», «союзников» и «врагов». Разно­родные элементы «своих» объединяются, чтобы до­биться поставленных целей в борьбе за общее дело, что отнюдь не исключает возникновения в будущем конфликта внутри этого объединения. Так, в част­ности, произошло в Индии между мусульманами, индусами и синкхами. Какое-то время они высту­пали в единстве против английского господства, но затем, не без помощи англичан, оказались вовле-ченныыми во взаимные конфликты, в значительной степени из-за интересов религиозных общин. Впос­ледствии, как известно, этот конфликт привел к го­сударственному разделению индусской и мусуль­манской общностей.

Духовный источник национального движения — национальная идея как форма выражения нацио­нального самосознания (формирующегося или сло­жившегося). Она воплощается в национализме — специфическом состоянии национального сознания и общественной национальной практики, реализу­ющей это сознание. Поскольку национальная идея я воплощающий ее национализм, всегда связан с конкретной этно-национальной общностью, так или иначе отражает потребности и интересы последней, то в истории существовали и существуют разнооб­разные виды национализмов. В Индии, скажем, — это индусский, мусульманский и сикхский национа-лизмы. Неру называл только первый «подлинным» национализмом, так как он, в отличие от других, характеризует не общинное умонастроение и пози­ции, а состояние духа и поведения большинства населения — индусов. В странах Ближнего Востока бытует национализм арабский, также представлен­ный в различных проявлениях. С западно-европей­ским национализмом народы мира ознакомились на примере такой его античеловеческой формы, как фашистская идеология и практика. В республиках бывшего СССР созрели многочисленные национа-лизмы (украинский, молдавский, армянский и т.д.), разрушившие в конце концов единую великую стра­ну и ставшие источниками национально-этнических конфликтов.

Национальные движения, равно как и конфлик­ты, агентами которых они являются, национализма, лежащие в их основе, конечно, не всегда разруши­тельны. Таковыми они становятся, если превраща­ются в националистические движения и конфлик­ты. Иными словами, когда из форм освободитель­ной борьбы они преобразуются в формы насиль­ственного утверждения господства одной нации над другими (крайне радикальная форма националис­тического движения — фашизм). Грань между на­циональным и националистическим движениями весьма относительна; переход первого во второе предопределяется противопоставлением нацио­нального демократическому принципу, стремлени­ем к независимости и самостоятельному развитию национально-этнической общности за счет ущемле­ния, а то и попрания демократических норм обще­жития для других, провозглашения интересов этой общности единственно законными и высшими.

Природа национально-этнических конфликтов становится понятной, если обратиться к одному из их эпицентров в Европе — югославским землям.2

Отправным пунктом формирования узла крово­пролитного противостояния югославских народов являлось историческое этно-конфессиональное раз­деление этих народов, что стимулировалось и уг­лублялось последовательно сменявшимися здесь господствующими иноземными империями, для ко­торых славянские народы были объектом порабо­щения. Первый водораздел на Балканах был осуществлен в результате распада Римской империи на Западную и Восточную: хорваты и словенцы были отделены от сербов, первые два народа ста­ли католиками, а сербы — православными. Позже при господстве Оттоманской империи над южны­ми славянами часть из них была принуждена при­нять ислам (Босния, Герцеговина). Утвердилось еще одно разделение югославских народов по рели­гиозному принципу: на мусульман и христиан. Раз­рушение господства Оттоманской империи не при­вело южных славян к объединению. Австро-Венгер­ская империя подчинила себе Словению, Хорватию, а затем и Боснию. Сербия оказалась под протек­торатом России. Только после 1-й мировой войны образовалась Югославия. Однако культурно-этни­ческие рубежи отнюдь не исчезли. Их влияние, рас­при на религиозной почве, обостряющиеся под воз­действием иностранных вмешательств, породили вражду между этнически родственными, народами. «Взаимная ненависть балканских народов просто поразительна», — писал Д.Неру в своем «Взгляде на всемирную историю» в 1933 г?

Версальский мирный договор для югославских народов имел катастрофические последствия. Он закрепил на 32 года господство великосербского гегемонистского меньшинства, режим социально­го и национального бесправия. Отождествляя ве-ликосербскую клику со всем сербским народом, при­писывая ему преступную деятельность этой кли­ки, враги югославских народов, разжигали тем самым ненависть к сербам. В такой ситуации сер­бская национальная идея, сложившаяся на основе православной традиции и восточно-христианско­го менталитета, включавшая приверженность к сильному государству, соборности и мессианской установке, а также ориентацию на Россию, воепринималась односторонне как оправдание велико-сербского гегемонизма.

Хорваты, с присущей им ярко выраженной наци­ональной самобытностью оказывали наибольшее сопротивление великосербской национальной поли­тике режима. Одновременно хорватские господа националисты стремились направить борьбу про­тив всех, сербов. Хорватская национальная идея формировалась как враждебная по отношению не только к велико-сербскому гегемонизму, но также ко всему сербскому народу. Ее характеристики складывались в значительной мере под влиянием былого австро-венгерского господства. Это: при­знание в качестве духовного центра Ватикана; осуществление политического контроля над обще­ственной жизнью народа Веной; ориентация на идею европеизма как на несущую конструкцию ду­ховных ценностей («Европа-обетованная земля»). Даже гитлеровскую армию в Загребе встречали с цветами, полагая, что она поможет реализовать тысячелетнюю мечту хорватов. Не менее опасным и разрушительным для Югославии оказался мусульманский национализм, прикрывающий поли­тический сепаратизм элиты, возжелавшей « суверенно» владеть властью. Мусульманская на­циональная идея акцентирована на исламские тра­диции; ориентированна на обособление части юго­славов от других родственных народов, в первую очередь от сербов, и превращение Боснии и Герце­говины в мусульманское государство.

Партизанская война против фашистских окку­пантов сплотила югославские народы, временно сняла межнациональный антагонизм. Строитель­ство новых общественных отношений, основанных на товарищеском сотрудничестве и взаимопомо­щи, создание федеративного государства, базирующегося на принципах самоопределения наций и са­моуправления, укрепляло союз югославских наро­дов. Однако действовала латентно, а затем и вы­явилась противоположная тенденция: возрождение отношений обособленности и вражды. Формаль­ным основанием для него послужила националисти­ческая трактовка суверенитета республик в смысле полной политической самостоятельности каждой из них и безоговорочного права на отделе­ние от федеративного государства. Сепаратист­ская тенденция росла и развивалась в атмосфере эйфории по поводу якобы, полного решения нацио­нального вопроса. Лидер Югославии И.Б.Тито в 1948 г. заявлял: «...национальный вопрос у нас ре­шен и очень хорошо решен...»4 Как далек он был от истины, выдавая идеологическую догму за реаль­ность. Справедливости ради надо отметить, что позже, в 70-х гг., в последние годы своей жизни, И.Б. Тито более критически оценивал состояние меж­национальных отношений в стране. «Консерватие ные и этатистские силы и националисты всел, мастей ... стараясь обострить различия и проти­воречия, пытаются помешать и замедлить соци­алистическое развитие на основах самоуправле­ния».5 В одном из последних своих выступлений в Хорватии он подчеркнул, что Хорватия преврати­лась в ключевую проблему в стране всвязи с раз­гулом национализма. «Подобные явления имеются во всех республиках, но сейчас хуже всего дело об­стоит у вас».6

Итак, историческая динамика югославского межнационального конфликта такова: вначале этно-конфессиональное разделение южнославянс­ких народов; затем формирование взаимоисключа­ющих национальных идей и национализмов; как следствие — провал объединительного движения и разрушение единого югославского государства; образование самостоятельных государств. Про­изошло расчленение территории, на которой жи­вут сербы, на три государства: Союзная респуб­лика Югославия (Сербия и Черногория), где сербы — основная национальная общность, Хорватия, для которой сербы — лишний этнос, Босния и Герцего­вина — мусульманское политическое объединение, стремящееся подчинить этнических сербов, лишив их большей части занимаемой территории и глав­ных промышленных и культурных центров.

В динамике и современном состоянии националь­ного социально-политического конфликта на землях Югославии проявляются все типичные признаки и общая логика конфликтов подобного рода: форми­рование национальной идеи как выражение само­сознания этноса; воплощение национальной идеи в конкретно-исторической форме национализма; раз­витие национального движения, его институциона-лизация и легализация; борьба этноса за полити­ческое самоопределение и образование самостоя­тельного государства; конфронтация с внешним вмешательством, препятствующим самоопределе­нию нации; возникновение вместо бывшего нового социального единства социального объединения этноса, составляющего внешнее для новой нации ус­ловие развития.