3. Типология конфликтов.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 

Типология конфликтов — одна из широко обсуж­даемых зарубежными и отечественными учеными проблем. Актуальность ее объясняется как теорети­ческим, так и, в особенности, прикладным значени­ем. Что касается теоретического аспекта, то класси­фикация изучаемых явлений в любой отрасли со­циального знания всегда рассматривалась одним из важных исследовательских методов. Прикладной аспект связан с практикой управления конфликта­ми. Классифицируя конфликты, мы тем самым по­лучаем возможность конкретней раскрыть их осо­бенности, отследить индикаторы конфликтности в той или иной сфере общественных отношении и деятельности, специфику динамики конфликтов раз­личных типов, а на этой основе разработать страте­гию и тактику распознавания конфликтов, их регу­лирования и разрешения.

В литературе предлагаются многочисленные ва­рианты классификации конфликтов, по разнообраз­ным основаниям. В монографии Запрудского Ю. дается достаточно широкий анализ этих вариантов, разработанных зарубежными теоретиками. (См.: Запрудский Ю. Социальный конфликт: политологи­ческий анализ. Ростов-на-Дону: изд-во Ростовского ун-та, 1992). Автор отмечает отсутствие среди ученых согласия по вопросу о «критериях выделения разно­родных коллизий в особые типы», объясняя такое положение не соображениями идеологического ха­рактера, а объективной трудностью решения самой проблемы.14 Такое же замечание можно высказать в адрес отечественных социологов и политологов.

Основания для типологии конфликтов, как пра­вильно пишет Запрудский Ю., могут быть весьма различными. Выбор таковых зависит прежде всего от задачи и характера исследования, а также мето­дологического подхода к проблеме типологии. Р.Дарендорф,. например, исходит из того, что спе­цифика социального конфликта заключается в его обусловленности социальной структурой, а именно — «структурой социальных позиций и ролей» в рам­ках определенного социального единства. Отсюда разработанная им классификация социальных кон­фликтов по двум критериям: «диапазону социаль­ного единства, внутри которого существует конф­ликт» и соотношению рангов участвующих в конф­ликте элементов. Сочетание этих критериев дает 15 видов конфликтов. Они зафиксированы в нижесле­дующей таблице.

 

Ранг участни­ков Социаль­ное един-

 

Конфликт противни­ков одного ранга

 

Конфликт противни­ков, находя­щихся в отношении

 

Конфликт целого и части

 

ство

 

 

 

подчине-

 

 

 

 

 

 

 

ния одного

 

 

 

 

 

 

 

другому

 

 

 

А роли

 

Пациенты и касса (в роли врача)

 

Профессио­нальная роль и роль в объедине­нии. Семья родителей и собствен­ная семья

 

Роль солдата и обязанность выполнять приказ.Соци-альная личность и семейная роль

 

Б

группы

 

Мальчики и девочки (в школьном классе)

 

Правление и член объедине­ния.

 

Старый коллектив и новичок (в отделе предприятия)

 

С

секторы

 

Фирма А и фирма Б

 

Объедине­ние пред­принимате­лей и проф­союзы

 

Католическая церковь и «старокато-лики»

 

Д Общества

 

Протестан­ты и католики

 

Правящая партия и оппозиция

 

Государ­ство и

 

 

 

 

 

...

 

этническое

 

 

 

 

 

 

 

меньшинство.

 

Е Между­народные отноше-

 

Запад и Восток

 

Германия и Польша

 

ЁЭС и Франция

 

ния

 

 

 

 

 

 

 

Руткевич М.Н. предлагает «одну из возможных схем классификации социального конфликта», продолжающую введенную Марксом традицию де­ления общественных отношений на экономические, политические, идеологические. Соответственно раз­личаются и группы конфликтов. Сам же автор пред­лагает типологию, основанную на различиях всту­пающих в конфликт социальных субъектов. В связи с этим он описывает три типа социальных конфлик­тов: между обществами (один из древнейших, на­чиная со столкновений племен), между этнически­ми группами, между социальными группами и внутри данного общества16. Трудно что-либо возра­зить против названных типов социального конфлик­та. Тем не менее они весьма общи, и каждый из типов включает в себя другие группы конфликтов, дифференцируемые по иным существенным призна­кам.

Запрудский Ю. предлагает классификацию кон­фликтов по многим основаниям:

1) по причинам конфликтов: порожденные объек­тивными и субъективными причинами;

2) по наличию противоречий, лежащих в основе кон­фликта: антагонистические и неантагонистичес­кие;

3) по времени действия конфликта: продолжитель­ные и кратковременные;

4) по наличию последствий для общества: успеш­ные и безуспешные;

и т.д. Подход автора выглядит достаточно много­сторонним. Но Он слишком усложнен.

Множественные основания типологии конфлик­тов, если их использовать, приводят к такой клас­сификации, которой трудно руководствоваться и в теоретическом анализе и, тем более, в прикладных целях. К примеру, некоторые юристы насчитывают сколе 200 «зон» (видов) конфликтов, возникающих на юридической основе. Возможно ли их конкретно охарактеризовать и освоить?

Привлекает внимание методология классифика­ции конфликтов, предлагаемая Здравомысловым А., опирающаяся на две линии «расчленения»: по «основаниям апелляции к потребностям, интересам, ценностям и нормам»; по сферам жизнедеятельнос­ти, в которых развертывается конфликт (экономи­ческой, политической, культурной.16-а Что касается движущих сил конфликта (то есть его субъектов), то они рассматриваются в связи с указанными двумя линиями классификации конфликтов. Обоснован­ность последнего суждения нам представляется не­достаточной.

Думается, что логически обоснованным и доста­точно понятным будет типология конфликтов, осно­ванная на определении и структуре конфликта. Поскольку конфликт суть противоборство субъектов из-за осуществления противоположных интересов, целей, ценностей и т.д. в границах определенного социального единства, то соответственными долж­ны быть и типологические различия конфликтов. Они прежде всего обозначаются по линии их субъектов-носителей, а также той социальной сре­ды (социального единства, системы общественных отношений), элементами которой они являются.

Субъектами социальных (общественных) конф­ликтов выступают: личности, группы, классы, этни­ческие общности, социальные организации и инсти­туты, политические союзы, государства, междуна­родные объединения. Соответственно различаются типы конфликтов: межличностные, внутригруппо-вые и межгрупповые, межклассовые и внутриклас­совые, этнические (или национальные), внутренние конфликты организаций и институтов, конфликты, возникающие между государствами, т.е. междуна­родные. Данакин Н.С., Дятченко Л. Я. отмечают различия конфликтов по уровню субъектов: гло­бальные, межгосударственные, региональные, груп­повые, семейные, межличностные.17 Возможен, ко­нечно, и такой вариант, отражающий последова­тельность сужения диапазона конфликта. Следует только учесть, что семейный конфликт относится к групповому, а глобальный — к международному.

Критерий данного вида типологии конфликтов — уровень субъектов относительно; социальной систе­мы. На этой основе строится различие горизонталь­ных и вертикальных конфликтов. В таком контексте подчеркивается ранг субъектов — их равнознач­ность или соподчиненность.

Противостоящие субъекты живут и борются в различных подсистемах общественных отношений и деятельности. Отсюда вытекает классификация кон­фликтов по критерию сфер жизнедеятельности об­щества: экономические, социальные, политические, правовые, идеологические, нравственные, религиоз-ные, научные, управленческие конфликты. Их носи­телями могут быть любые из вышеперечисленных субъектов. Они объединяются в рамках теории сред­него уровня. Экономический конфликт — это конф­ликт прежде всего по поводу присвоения, распоря­жения и использования средств производства, а также организации и управления производством материальных благ и их распределением. Соци­альный конфликт — по поводу средств жизнеобес­печения, реального доступа к различным благам и ресурсам. Одной из разновидностей социального конфликта является этнический конфликт, связан­ный с защитой прав и интересов национальных групп. Политический конфликт — обобщающий по отношению к другим общественным конфликтам; он возникает по поводу власти, ее приобретения, защиты и использования в интересах определенных социальных групп или большинства общества. Правовой конфликт формируется в системе право­вых отношений и по поводу юридических норм и правосознания. Управленческий конфликт присущ управленческим отношениям, рождается на различ­ных этапах разработки принятия и реализации уп­равленческих решений. Идеологический, религиоз­ный, научный, нравственный и другие конфликты, характеризующие процессы духовной жизни людей, возникают и существуют в сфере духовной деятель­ности и взаимоотношений по поводу духовных цен­ностей.

Любой из указанных типов конфликта может быть как горизонтальным, так и вертикальным. Не исключается одновременное сочетание того и дру­гого типологических признаков. Такое сочетание в некоторых видах конфликта (например, в полити­ческом) — не исключение, а правило. Конфликтное отношение общества и власти никогда не бывает та­ким, чтобы властям противостояли все без исклю­чения- слои общества. В любой конфликтной поли­тической ситуации на стороне власть предержащих оказываются отдельные группы, вступающие в борьбу с оппозиционной по отношению к властям частью общества. Таким образом, вертикальный конфликт переплетается с горизонтальным — меж­ду противоборствующими социальными группами;

Типология конфликтов по уровню субъектов и сферам общественных отношений — это этап до­вольно абстрактного разграничения общественных конфликтов. Теоретический и, в особенности, при­кладной анализ не ограничиваются им. Восхождение от абстрактного к конкретному в данном ана­лизе предполагает переход к критериям различения типологических групп конфликтов по главным структурным элементам. Такой ход мысли естестве­нен: он воспроизводится даже на уровне обыденно­го восприятия конфликта. Первым вопросом, воз­никающим перед любым человеком, задавшимся целью объяснить тот или иной конфликт, является вопрос о конфликтующих сторонах и о том, в какой сфере жизни, где развертывается конфликт. Затем следует вопрос: на какой основе возникает конф­ликт, какова его причина и предмет. Критерий ос­новы конфликта — причины и предмета — более конкретен, чем предыдущий; он ориентирует мыш­ление на объяснение внутренней структуры и содер­жания конфликта, его детерминации, обусловлен­ности. В качестве различительных типологических признаков конфликта уже выступают интересы, ценности, нормы, позиции, взгляды. Отсюда выде­ляются соответствующие группы конфликтов: инте­ресов, ценностей и т.д. Может возникнуть возраже­ние, что отмеченные признаки характеризуют одни и те же конфликты. Многие политические конфлик­ты, например, возникают по поводу интересов, цен­ностей, взглядов и т.д. И все же в политическом кон­фликте на первом месте всегда интерес, связанный с властью как орудием доступа к обладанию и рас­пределению благ. Все остальное — прикрытие или обоснование интересов. Известное изречение видно­го английского политика Пальмерстона: «У нас нет вечных соперников и вечных врагов, вечны, для нас только интересы» — тому подтверждение. Конфлик­ты между однотипными, родственными политичес­кими системами, скажем, капиталистическими го­сударствами, или военными союзами — это конфликты интересов. Видимо, правы те политики Рос­сии, которые считают, что многолетняя конфронта­ция между США и СССР была основана не столько на противоречии между идеологиями, сколько на соперничестве за политическое и экономическое влияние в мире, т.е. на противоположности интере­сов. В отличие от конфликта интересов идеологичес­кий, религиозный, нравственный конфликты отно­сятся к группе конфликтов ценностей и взглядов. Таковым скажем, был долгое время конфликт меж­ду бывшим III Коммунистическим Интернациона­лом и европейской социал-демократией. Правовой конфликт — это конфликт норм и правовых взгля­дов. Конфликты в науке следует отнести к группе борьбы взглядов, хотя нередко они перерастают в противостояние интересов. Таковым было противо­борство группы Лысенко, поддерживаемой долгое время властями, и новаторов-генетиков Вавилова, Дубинина и других ученых.

В зависимости от характера интересов, ценностей, взглядов противоборство может быть различимо как антагонистическое, враждебное, связанное с насиль­ственными методами и неантагонистическое, проис­ходящее в рамках некоторых общих интересов. Не­примиримые основные интересы, разделяющие со­перников, порождают антагонистический конфликт. Противоположности интересов при наличии некото­рой общей основы существования соперников выли­вается в конфликт неантагонистический.

Критерий основы конфликта может разделять их на внутренние и внешние. Если противоречие, выз­вавшее конфликт, лежит в сфере разных социальных единств, элементами которых являются сопернича­ющие субъекты, то в таком случае имеет место вне­шний конфликт. Противоборство, возникающее в недрах данного социального единства, есть конфликт внутренний.

Продолжая восхождение от абстрактного к кон­кретному в анализе типологий конфликта, прихо­дим к необходимости различать конфликты по ме­ханизму борьбы, ее методам и формам, динамике протекания конфликта, степени его интенсивности. В данном контексте особо важное значение имеет разграничение насильственных и ненасильственных конфликтов. Уровень интенсивности первых всегда выше. Интенсивность конфликта прямо связана с методами и формами противоборства соперников.

Теоретически и практически значимо различие конфликтов по времени протекания. Одни из них продолжительные, другие кратковременные.

Конкретизация типологии конфликтов может быть продолжена с учетом других структурных эле­ментов конфликта, а также на основе функциональ­ного критерия (конструктивные, деструктивные кон­фликты). Классификация конфликтов была бы не­полной, если бы мы не подчеркнули качественное различие конфликтов, обусловленное исторически­ми эпохами, типом социальных систем и, наконец, спецификой конкретных человеческих сообществ — стран. Современные конфликты существенно отли­чаются от конфликтов начала XX века. Конфликто-генная ситуация в России иная, чем, скажем, в лю­бой из западно-европейских стран. Сказанное не означает отрицания некоторых общих черт конфлик­тов прошлого и современности.

Любые разделительные линии в научном анали­зе относительны. Различия при определенных усло­виях взаимопереходят, образуя некоторый синтез, тождество. Описанный вариант типологии конфлик­тов не опровергает эту диалектическую истину. Следует обратить внимание, в частности, на взаимопе­реход конфликтов, присущих разным сферам обще­ственной жизни. Политический конфликт, к приме­ру, возникает не на пустом месте, а, как правило, является продолжением социально-экономических противоречий, правовой конфликт есть определен­ная стадия развития и обострения экономических, социальных и прочих конфликтов. В свою очередь, политический и юридический конфликты, возникнув и разрастаясь, оказывают стимулирующее воздей­ствие на борьбу противоположностей в других сфе­рах; успешно разрешающиеся политические и пра­вовые коллизии, напротив, способствуют снижению напряженностей в других сферах общественных от­ношений.

Взаимосвязь и взаимопереход конфликтов раз­личных типов (по критерию сфер общества) обуслов­ливает многообразие подходов в анализе каждого типа, требует учета влияния других. Закономерен и необходим, например, правовой подход при анали­зе последствий экономического или политического противоборства, равно как и экономический или политический подход при рассмотрении и разреше­нии правовых коллизий. Правда, политический и правовой аспекты анализа порою очень трудно раз­делить, если речь идет о макроконфликте. В ходе известного процесса в Конституционном суде РФ по запросам групп депутатов бывшего Верховного Со­вета РСФСР о соответствии Конституции Указов Президента России, запретивших КПСС, и консти­туционности самой бывшей правящей партии сло­жилась интересная (с точки зрения конфликтолога) ситуация. Настойчивые требования бывшего пред­седателя Конституционного суда Зорькина не сме­шивать юридический аспект рассматриваемого конфликта с политическим, остались без внимания ста­рой, да и самих судей. С первых же выступлений сторон, а также вопросов и реплик судей, стало ясно, что разделить правовой и политический аспек­ты в оценке исторической деятельности политичес­кой партии и запретительного акта высшей инстан­ции исполнительной власти государства не удаст­ся. И это не было ошибкой суда, а обусловливалось природой рассматриваемого дела как прежде все­го конфликта политического. Да к тому же — и са­мой Конституцией, являющейся не только Основ­ным Законом, т.е. юридическим документом, но так­же важнейшим политическим актом — договором между обществом и государством.

Нужно заметить практическую значимость ана­лиза экономических, политических, правовых и дру­гих конфликтов с позиции их социальных послед­ствий. Иными словами, при рассмотрении этих ви­дов конфликтов должен найти свое место социо­логический аспект, что позволит выявить соци­альную цену, которую платит общество за указан­ные конфликты, или по достоинству оценить соци­альное приобретение за счет их существования и разрешения.

Взаимопереход конфликтов прослеживается на уровне субъектов. За противоборствующими лично­стями могут стоять социальные группы, классы, партии, даже политические системы. Вместе с тем конфликт групп, партий, классов, политических си­стем находит свое субъективное воплощение в про­тивостоянии личностей-лидеров, элит. Так что ана­лиз, скажем, классового конфликта включает его рассмотрение сквозь призму конфронтации лично­стей и элит — наиболее активных групп индивидов — представителей интересов данных классов. Здесь возникает серьезная проблема: опасность сведения конфликта более высокого уровня и масштаба к борьбе противоположностей ниже стоящего уровня. Проще говоря, опасность подмены конфликта об­щественного личностным, межпартийного — внут­ригосударственным, общенационального — внутри­партийным или даже — между элитами и т.п. Такая подмена извращает подлинную картину об­щественно-политических ситуаций, вводит в заб­луждение социальные силы, способствует деструк­тивному развитию социальных коллизий.

Конфликтологический анализ российского соци­ума, проведенный, в частности, под эгидой Центра конфликтологических исследований РАН, показы­вает, что в нашем обществе сосуществуют, наслаи­ваются друг на друга, взаимопереходят все описан­ные типы конфликтов. Но на первый план выходят: политическое противоречие между властью и мас­сами; экономическое противоречие между макро­экономическим процессом и микроэкономическим приспособлением населения; социально-экономичес­кие — между отдельными группами населения, свя­занные с глубокой дифференциацией общества; эт­нические конфликты, возникшие в результате раз­вала Союзного государства и др. Основной источ­ник противоречий и конфликтов восходит к прину­дительной модернизации общественной системы на капиталистической основе в форме перехода к ры­ночной экономике и построения правового демок­ратического государства по западным моделям. Избранный правящей элитой курс на форсирован­ное разрушение государственного социализма и реставрацию капиталистической системы с помо­щью усиления «демократической диктатуры» сти­мулирует нарастание напряженностей, развитию их в конфликты разных уровней и масштабности. Субъектами конфликтов стали уже не отдельные индивиды и малые группы, а все основные слои общества и политические группировки. К сожале­нию, поликонфликтность общества, наличие много­образных противоречий не создают условия для расширения демократии и блокирования деструк­тивных конфликтов. Напротив, имеет место тенден­ция взаимного усиления конфликтных ситуаций и социальных напряженностей.

Разнообразные конфликты и противоречия акку­мулируются в объективном процессе «перехода от интеграции и дифференциации одного типа к соци­альной интеграции и дифференциации другого типа.18 Именно это глубинное противоречие являет­ся связующим звеном всех конфликтов, и его разре­шение, если оно возможно, или хотя бы ослабление создаст предпосылки для установления согласия в обществе и стабильности системы, для выхода из всеобщего кризиса.