§3. Повышение уровня защиты прав потерпевших

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Выводы, сделанные на основании исследования, заставляют

искать пути, которые влекли бы за собой однозначное исполнение.

Поэтому, исходя из проделанного исследования, предлагаются

следующие рекомендации.

Во-первых, окончив исполнительное производство, вне

зависимости от основания, судебный пристав-исполнитель не вправе

совершать меры по принудительному исполнению. Соответственно,

де-факто исполнительный лист останется не исполненным, хотя де-

юре исполнительное производство будет окончено правомерно.

Поэтому необходимо совершенствовать законодательство об

исполнительном производстве. С практической точки зрения любой

представитель потерпевшего при окончании исполнительного

производства, когда исполнительный лист заведомо не будет

исполнен, обязан обжаловать в суд подобного рода постановление в

10-дневный срок, мотивируя этом тем, что цели правосудия не

достигнуты и восстановление прав потерпевших не осуществлено.

В жалобе нужно ссылаться на статью 6 Европейской Конвенции о

защите прав человека и основных свобод, и решение «Бурдов

против России», согласно которому исполнение судебного решения

есть неотъемлемая часть судебного разбирательства.

Во-вторых, отсутствует надлежащий надзор за исполнением

судебных решений в местах отбывания наказания. Несмотря на то,

что существует правовые основания, закрепленные в Законе «О

прокуратуре Российской Федерации», прокуратура не использует их

при соответствующем надзоре. В связи с этим, представитель

потерпевшего должен обжаловать неисполнение исполнительного

документа, даже когда исполнительное производство окончено

судебным приставом-исполнителем правомерно, но реального

исполнения не имеется, и в органы прокуратуры.

В-третьих, судебный пристав-исполнитель не всегда принимает все

предусмотренные Законом «Об исполнительном производстве» меры по

своевременному и полному исполнению исполнительного документа.

Так, в большинстве случаев судебный пристав-исполнитель не

разыскивает имущество должника, не направляет запросы во все соответствующие органы. Поэтому именно на представителе

потерпевшего лежит бремя «контроля» за своевременностью, полнотой

и необходимостью принятия мер исполнения. Представитель обязан

ходатайствовать перед судебным приставом-исполнителем о том, чтобы

он направил запросы во все регистрирующие органы, например, в

Государственную регистрационную палату МЮ РФ, органы ГИБДД,

Транспортную инспекцию, Федеральную Комиссию по рынку ценных

бумаг и ее региональные подразделения – это предоставит

информацию о наличии в собственности у должника ценных бумаг, в

Роспатент и его структурные подразделения, т.к. должник может

обладать какими-либо авторскими правами, в кредитные организации, в

целях выяснения наличия денежных средств во вкладах или на

банковских счетах, в налоговые органы, с целью выяснения, не является

должник участником хозяйственных обществ и товариществ,

направление запроса в налоговый орган, в котором состоит на учете

должник, может предоставить информацию о тех источниках, которые

выплачивают доход должнику, в виду того, что налоговый контроль

построен таким образом, что каждый источник доходов (налоговый

агент) должен информировать налоговый орган о выплаченных доходах,

удерживать и перечислять сумму налогов в налоговый орган.

В-четвертых, в настоящее время в службе судебных приставов

созданы специальные подразделения, которые занимаются розыском

имущества должника, полагаем, что к услугам именно этого

подразделения необходимо прибегать, если выше описанные способы

результатов не дали. Полагаем также, в данном случае уровень

эффективности поиска будет намного выше. При этом необходимо

учесть закрепленную в Законе «Об исполнительном производстве»

обязанность сотрудников органов внутренних дел оказывать содействие

судебным приставам-исполнителям при исполнении ими служебных

обязанностей в случаях, если судебным приставам-исполнителям

препятствуют в совершении исполнительных действий или угрожает

опасность их жизни или здоровью (ст.42 Закона). Поэтому следует

добиваться того, чтобы судебный пристав-исполнитель использовал в

своей работе все рычаги.

В-пятых, кроме розыска, представитель потерпевшего (взыскатель)

должен способствовать своевременному обращению взыскания на

найденное имущество (движимое и недвижимое) путем наложения

ареста и его реализации в соответствии с законодательством об

исполнительном производстве. При производстве данных действий

задача представителя заключается в том, чтобы обеспечить обращение

взыскания на все имущество должника, предотвратить признание

реализации (торгов) недействительными или несостоявшимися, т.е.

обеспечить правовую «чистоту» действий и сделок, совершаемых при

обращении взыскания на имущество. В-шестых, одна из основных задач представителя потерпевшего

заключается в «контроле» за соблюдением судебным приставом-

исполнителем законодательства об исполнительном производстве.

Представитель в целях реального исполнения судебного решения

обязан оценивать правомерность, законность действий и бездействия

судебного пристава-исполнителя, оказывать квалифицированную

правовую помощь при исполнении судебного решения. Кстати,

недостаток квалифицированных кадров был отмечен руководителем

Департамента судебных приставов МЮ РФ Андреем Беляковым1. Кроме

того, на сегодняшний день существует, наверное, единственное

средство, которое, с одной стороны, сдерживает пристава от

злоупотреблений, а потерпевшему обеспечивает возможность

возмещения причиненного вреда. Им является возмещение вреда,

причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного

пристава исполнителя в порядке ст.1069 ГК РФ. Проведенный авторами

анализ практики по делам о признании незаконными действий

(бездействия) судебного пристава-исполнителя показал, что по большей

части изученных жалоб и материалов суд признавал требования

должника или взыскателя правомерными и удовлетворял их.

В-седьмых, требуется изменение уголовного законодательства. В

настоящее время отсутствует уголовная ответственность за

неисполнение решение суда. Вместе с тем такая ответственность была

одной из мотиваций для исполнения судебного решения. Это связано с

тем, что наибольшее количество гражданских исков приходится на лиц,

которым назначено условное наказание (см. схему №2).

Схема №2.

Количество заявленных гражданских исков в зависимости от

вида наказания

13

29

120

149

6 3

24 25

284

0

50

100

150

200

250

300

штраф

воспитательная

колония

(несовершеннолетние)

лишение свободы

строгий режим

лишение свободы

общий режим

лишение свободы

особый режим

колония-поселение

исправработы

принудительное

лечение

условное наказание

В целях максимальной защиты прав и законных интересов

потерпевшего в исполнительном производстве предлагаем изменить

ст.315 УК РФ и изложить ее в следующей редакции: «…статья 315.

Злостное неисполнение вступивших в законную силу приговора суда,

решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование

их исполнению наказываются штрафом в размере от двухсот до

четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере

заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух

до четырех месяцев, либо лишением права занимать определенные

должности или заниматься определенной деятельностью на срок до

пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти

до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести

месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет…». Наличие

такого состава стимулировало бы условно осужденных к

добровольному исполнению решения по гражданскому иску. В

противном случае, условное осуждение могло бы быть заменено

реальным отбыванием наказания.

Кроме изменения уголовного законодательства возможно также

внедрение в работу органов исполнения наказания оценки поведения

осужденного при наличии у него гражданского иска. А именно: в

случае если в отношении такого лица было вынесено решение по

гражданскому иску о взыскании с него причиненного преступлением

вреда и оно не исполняется, то подобные действия должны

расцениваться как отягчающие обстоятельства и повышать

общественную опасность личности осужденного, соответственно, это

обстоятельство должно учитываться при назначении наказания.

В-восьмых, не следует сбрасывать со счетов и метод

обжалования действий по вертикали. Т.е. действия (бездействие), с

которыми не согласен представитель взыскателя, могут быть

обжалованы Главному судебному приставу по РФ или его

территориальных подразделений.

К сожалению, указанные способы не могут гарантировать

стопроцентное исполнение решений судов. Поэтому если все

внутригосударственные способы исполнения решения исчерпаны, но

оно так и не исполнено, представитель потерпевшего должен

выносить свою «борьбу» за рамки внутригосударственных. В таком

случае существует возможность обращения в Европейский Суд по

правам человека, который должен будет дать оценку действиям

государственных органов, а также в случае необходимости дать

правовую оценку правомерности неисполнения вынесенного по

уголовному делу судебного решения.