§2. Международные стандарты защиты прав потерпевших.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Прецеденты Европейского Суда по правам человека

Говоря о защите и восстановлении прав потерпевших,

необходимо отметить и то, что каждый имеет право восстановить

свои права не только на внутригосударственном уровне, но и путем

обращения в международные инстанции.

В настоящее время действует несколько международных

конвенций, регулирующих восстановление прав потерпевших. Многие

из них регулируют права потерпевших в определенных областях.

Например, в статье 6 Международной конвенции о ликвидации всех

форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 г. говорится

следующее: «Государства-участники обеспечивают каждому

человеку, на которого распространяется их юрисдикция,

эффективную защиту и средства защиты через компетентные

национальные суды и другие государственные институты в случае

любых актов расовой дискриминации, посягающих, в нарушение

настоящей Конвенции, на его права человека и основные свободы, а

также права предъявлять в эти суды иск о справедливом и

адекватном возмещении или удовлетворении за любой ущерб,

понесенный в результате такой дискриминации».

Вопрос расовой дискриминации вряд ли имеет большое

практическое значение для России. Другое дело – возмещение

ущерба в случае незаконных действий органов государственной

власти, нарушающих права подозреваемых и обвиняемых.

Практикующие адвокаты знают, что сотрудники милиции применяют в

отношении задержанных незаконные средства воздействия. Эти

вопросы на международно-правовом уровне получили свою

детальную регламентацию.

О возмещении вреда идет речь в Декларации о защите всех лиц

от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих

достоинство видов обращения и наказания от 9 декабря 1975 г.,

принятой резолюцией 3452 Генеральной Ассамблеи ООН. Статья 11

гласит: «Когда доказано, что имела место пытка или другой жестокий

или унижающий достоинство вид обращения и наказания со стороны

официального лица или его подстрекательству, то, в соответствии с

национальным законодательством, потерпевший получает

возмещение или компенсацию». Необходимо отметить, что

Декларация носит рекомендательный характер. В соответствии с ее

положениями, любое лицо должно иметь право на предъявление

жалобы компетентным органам соответствующего государства и на

ее всестороннее рассмотрение. В рамках Декларации рекомендуется

на внутригосударственном уровне, в первую очередь, путем создания нормативной базы, предоставить все условия для защиты и

восстановления прав потерпевших.

Актуальным и все более действенным становится для России

европейское право, регулирующее вопросы возмещения ущерба,

причиненного преступлением. И здесь огромная роль принадлежит

Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

(ЕКПЧ) и прецедентам Европейского Суда по правам человека.

Согласно ЕКПЧ механизм защиты прав человека должен

действовать прежде всего на национальном уровне. Каждое

государство-член обеспечивает каждому человеку, находящемуся

под его юрисдикцией, права, определенные в Европейской Конвенции

о защите прав человека1. Россия как государство-член Совета

Европы инкорпорировала Конвенцию в свое внутригосударственное

законодательство, позволив тем самым своим гражданам ссылаться

на Конвенцию в национальных судах. А суды, соответственно,

должны использовать многочисленные примеры прецедентного права

Европейской Конвенции при вынесении решений.

В том случае, если эти изначальные гарантии реализовать не

удается, каждый человек может при определенных условиях

обратиться с жалобой в Европейский суд по правам человека.

Необходимо отметить, что юрисдикция Суда распространяется

только на те дела, которые касаются толкования и применения

Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также 13

протоколов к Конвенции.

Суд обладает юрисдикцией по рассмотрению индивидуальных

жалоб граждан против государства члена ЕКПЧ и жалоб одних

государств против других – также членов ЕКПЧ.

В статье 35 Конвенции сформулированы условия приемлемости

жалобы. Суд может принимать дело к рассмотрению только после

того, как все внутренние средства защиты были исчерпаны, в

соответствии с общепризнанными нормами международного права, и

в течение шести месяцев с даты принятия последнего решения.

Государства-участницы Конвенции обязуются исполнять

окончательные решения (постановления) Суда по делу, сторонами

которого они являются. Окончательное решение Суда по существу

дела направляется Комитету Министров Совета Европы, который

осуществляет надзор за его исполнением.

Необходимо остановиться на некоторых аспектах принятия

решений Европейским Судом. Решения Суда о выплате компенсации

по п.5. статьи 5 Конвенции (в связи с незаконным арестом) не являются обязательными для национальных властей (однако это

правило не распространяется на компенсацию по ст.50 Конвенции, по

которой выплата обязательна)1. Необходимо отметить следующее. В

решениях по делам Броган и др. против Великобритании (1998) и

Чиулла против Италии (1989) Европейский суд отметил, что

удовлетворение требований о компенсации в соответствии с п.5 ст.5

не исключает возможности того, что Суд пересмотрит этот вопрос в

соответствии с положениями ст. 50 Конвенции2. Отсюда следует, что

лицо, не получившее компенсацию за незаконный арест или

задержание, может обратиться в Европейский Суд после исчерпания

внутригосударственных средств защиты, как указано в статье 35

Конвенции.

В случае возмещения вреда в связи с неисполнением решения

суда при подаче жалобы можно ссылаться на пункт 1 статьи 6

Европейской Конвенции: «Каждый в случае спора о его гражданских

правах и обязанностях или предъявлении ему любого уголовного

обвинения имеет право на справедливое и публичное

разбирательство дела в разумный срок независимым и

беспристрастным судом, созданным на основании закона…».

На сегодняшний день существует единственный прецедент, когда

гражданин Российской Федерации обратился с жалобой о нарушении

его права в связи с неисполнением решения национальным судом –

это дело «Бурдов (Burdov) против России» (Жалоба №59498/00),

рассмотренное в Европейском Суде по правам человека.

Краткое изложение дела:

Анатолий Тихонович Бурдов, гражданин России, 1 октября 1986 г.

был призван по приказу военкомата для исполнения срочной

операции по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Он

проработал там до 11 января 1987 г. и в результате был подвержен

обширному радиоактивному облучению. В 1991 г. после экспертной

оценки, основанной на его слабом состоянии здоровья и его участии в

операции в Чернобыле, ему была назначена денежная компенсация.

В 1997 г. Бурдов направил прошение в Управление социальной

защиты населения по г. Шахты, поскольку компенсация не была

выплачена. 3 марта 1997 г. Шахтинский городской суд признал

справедливость иска Бурдова и присудил ему компенсацию в сумме

23 786 567 рублей и равную сумму в форме неустойки.

В 1999 г. Бурдов возбудил дело против Управления социальной

защиты населения, оспаривая снижение суммы ежемесячных выплат

и требуя покрытия невыплаченной компенсации. 21 мая 1999 г.

Шахтинский городской суд восстановил первоначальную сумму

компенсации и назначил Управлению социальной защиты

производить ежемесячную выплату компенсации с последующей

индексацией в сумме 301136 руб. Суд также признал сумму 875265

рублей невыплаченной и назначил ее выплату. Однако заявитель в

период между 16 сентября 1999 г. и 16 мая 2000 г. несколько раз был

извещен о том, что выплата не может быть произведена из-за

недостатка средств.

9 мая 2000 г. Шахтинский городской суд приказал выплатить

индексацию, назначенную 3 марта 1997 г., которая все еще не была

выплачена. Также был выдан исполнительный лист на сумму 4409537

рублей.

По решению Министерства финансов РФ от 5 марта 2001 г.

Управление социальной защиты населения по г. Шахты выплатило

заявителю невыплаченную сумму в размере 11304038 рублей. В

соответствии с информацией, предоставленной Управлением

социальной защиты населения 11 февраля 2002 г., компенсация за

период с апреля 2001 г. по июнь 2002 г. была установлена в 2500

рублей в месяц.

Заявитель ссылался на тот факт, что неисполнение

окончательного судебного решения в его пользу противоречило

Конвенции. Он сослался на статью 6 п.1 и ст. 1 Протокола №1.

Европейский суд вынес по делу следующее решение:

Суд признал, что исполнение судебного решения, вынесенного

любым судом, должно считаться неотъемлемой частью судебного

разбирательства в целях достижения принципа справедливости,

изложенного в Статье 6. Городские власти не должны были

ссылаться на недостаток средств как на оправдание для невыплаты

долга по судебному решению. В рассматриваемом случае заявителю

не должны были препятствовать в получении средств, присужденных

ему по окончании судебного процесса, на основании предполагаемых

финансовых трудностей, испытываемых государством.

Суд заметил, что решения Шахтинского городского суда от 3

марта 1997 г. 21 мая 1999 г. и 9 мая 2000 г. остались полностью или

частично не исполненными в принудительном порядке до 5 марта

2001 г. до тех пор, пока Министерство финансов РФ не приняло

решение выплатить полностью сумму, присужденную заявителю. Суд

также отметил, что эта последняя выплата произошла лишь после

того, как Правительство было поставлено в известность о подаче

заявления в Европейский Суд по правам человека. Не принимая в

течение нескольких лет необходимых мер по исполнению окончательных судебных решений, власти РФ лишили юридической

силы Статьи 6 п.1; поэтому, в данном случае и произошло нарушение

Статьи 6 п.1.

Согласно статье 1 Протокола №1, Европейский Суд отметил, что

решения Шахтинского городского суда наделили заявителя правом

требования невыполненного в принудительном порядке и также

просто правом получить поддержку со стороны государства. Решения

стали окончательными, так как против них не было подано апелляции

и было назначено исполнение решения. Далее последовало то, что

невозможность для заявителя исполнить данные судебные решения,

по крайней мере, до 5 марта 2001 г., нарушило его право на

вступление во владение собственностью, на основании изложенного

в Статье 1 Протокола №1.

Не выполняя решений Шахтинского городского суда, власти не

позволили заявителю получить деньги, которые он ожидал получить

на законных основаниях. Правительство не обеспечило условий для

исполнения решения суда, вынесенного на законных основаниях, а

Европейский Суд посчитал, что недостаток средств не может

оправдать подобное упущение. Поэтому здесь имелось нарушение

Статьи 1 Протокола №1.

Из вышеизложенного можно сделать вывод:

Обращение в Европейский Суд по правам человека является

действенным, но чрезвычайно долгим средством защиты и

восстановления прав потерпевшего.

Прецедент, касающийся восстановления права на справедливое

судебное разбирательство (для гражданина этим правом является

исполнение решения суда), позволяет гражданам Российской

Федерации ссылаться на положения статьи 6 Конвенции при

обращении не только в Европейский Суд, но и при обжаловании

неисполнения решения суда на внутригосударственном уровне, так

как, согласно п.4 статьи 15 Конституции Российской Федерации,

«общепризнанные принципы и нормы международного права и

международные договоры Российской Федерации являются

составной частью ее правовой системы…». Это значит, что судьи при

отправлении правосудия обязаны руководствоваться и

международными договорами.