ВВЕДЕНИЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

В Российской Федерации каждому гарантируется

государственная защита прав и свобод человека и гражданина (ст. 45

Конституции РФ). Конституция Российской Федерации

провозглашает, что «общепризнанные принципы и нормы

международного права и международные договоры Российской

Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если

международным договором Российской Федерации установлены

иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются

правила международного договора». В частности ими являются

Всеобщая декларация прав человека, договоры о правовой помощи.

Раскрытие темы, посвященной защите прав потерпевших,

обусловлено тем, что процессы, происходящие в обществе, в сфере

общественных отношений, повлекли за собой и кардинальные

изменения в действующем российском законодательстве.

Во-первых, законодатель в 1997 году провел радикальные

изменения в области исполнения исполнительных документов

(решений судов, постановлений административных и иных органов и

т.д.). 21 июля 1997 года путем принятия федеральных законов «О

судебных приставах» №118-ФЗ и «Об исполнительном

производстве» №119-ФЗ была создана абсолютно новая структура

органов государственной власти – Служба судебных приставов-

исполнителей и установлен иной, отличный от ранее

действовавшего, порядок исполнения исполнительных документов.

Данные законы на момент принятия преследовали также и иные

цели:

1) восполнение пробелов в действующем законодательстве,

регулирующем отношения, связанные с обращением взыскания на

денежные средства и имущество граждан и организаций-должников;

2) устранение противоречий в действовавшем законодательстве и, в

частности, противоречий, возникавших между правилами,

закрепленными статьями 411-413 ГПК РСФСР и статьей 56

Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ);

3) реальное и своевременное исполнение судебных актов и актов

других органов;

4) повышение ответственности организаций и граждан по своим

обязательствам;

5) повышение эффективности решений судов и иных органов, а,

следовательно, и их авторитета в обществе.

Реализация этих задач потребовала значительного обновления

законодательства об исполнительном производстве, нововведения в

закон – правило о сроках совершения исполнительных действий, о последствиях прекращения исполнительного производства и многое

другое.

Перспектива развития и актуальность исполнительного

производства как самостоятельной новой области профессиональной

деятельности юристов подтверждается также анализом практики

работы судебных приставов-исполнителей.

Интересны итоги работы служб судебных приставов субъектов

РФ и состояния исполнительного производства за 1998 год,

подведенные Департаментом судебных приставов Минюста РФ.

Проведенный анализ показал, что судебными приставами-

исполнителями во исполнение судебных актов и актов других

органов, предусмотренных Федеральным законом «Об

исполнительном производстве», в 1998 году возбуждено 17 млн. 224

тыс. исполнительных производств, что на 3 млн. 075 тыс., или на

21%, больше, чем в 1997 году. При этом исполнительных документов

имущественного характера в целом было принято 14 млн. 984 тыс.,

то есть 87% от общего числа поступивших.

Имущественных взысканий с юридических и физических лиц по

всем исполнительным документам в денежном исчислении

предъявлено на общую сумму 346 млрд. 875 млн. рублей, или в 2,5

раза больше, чем за 1997 год (140 млрд. рублей). Наибольшие суммы

денежных средств подлежали взысканию в г. Москве – 160 млрд.

рублей, Самарской области – 15 млрд. рублей, Московской и

Ростовской областях – по 8 млрд. рублей.

За 1998 год судебными приставами окончено 14 млн. 935 тыс.

исполнительных документов (то есть 87% от числа поступивших). Это

на 1 млн. 200 тыс., или на 8%, больше, чем в 1997 году. В полном

объеме исковые требования удовлетворены по 7 млн. 542 тыс.

исполнительным документам, что составляет 50,4% от общего числа

оконченных (только 50,4%). В 1997 году этот показатель составлял

42,9%.

Как уже отмечалось выше, при общей сумме предъявленных к

исполнению документов по имущественным взысканиям,

составляющей 346 млрд. 278 млн. рублей, с должников взыскано 59

млрд. 281 млн. рублей. В 1997 году исковые требования были

удовлетворены на 78 млрд. 505 млн. рублей.

Как видим, пока остается низким уровень исполняемости актов

судебных и других компетентных органов. Возможно, объяснение

этому кроется в том, что в настоящее время не отработаны

механизмы применения всех институтов исполнительного

производства, которые были изначально заложены в Законе «Об

исполнительном производстве», как со стороны взыскателя,

должника, так и самого судебного пристава-исполнителя.

Во-вторых, 18 декабря 2001 г. был принят Уголовно-

процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ),

который изменил отношение законодателя к самому институту

гражданского иска в уголовном процессе, а также к потерпевшим от

преступлений. Именно в рамках уголовного процесса должна

осуществляться защита прав и законных интересов пострадавших от

преступлений – юридических и/или физических лиц. В последующих

главах работы будет проведен обзор и анализ практики реализации

защиты прав потерпевших путем предъявления гражданского иска в

уголовном процессе, а также исполнения судебных решений по ним.

В-третьих, следует отметить, что Россия находится под

юрисдикцией Европейского Суда по правам человека. По состоянию

на 01.01.2003 в Европейский Суд обратилось более 12 000 граждан,

из этого числа обращений – принято 126 жалоб, из них признаны

приемлемыми всего 12. И на сегодняшний день против России

вынесено всего 3 решения. Российским гражданам дана возможность

обращаться в Европейский Суд – это нормально, это конституционно,

это соответствует общепризнанным принципам и нормам

международного права, европейским конвенциям и договорам.

Особый интерес в связи с этим вызывает тот факт, что одно решение

было вынесено именно ввиду неисполняемости решений судов – это

дело «Бурдов (Burdov) против России» (Жалоба № 59498/00), суть

которого будет раскрыта позже. Здесь лишь отметим, что

Европейский Суд признал стадию исполнения судебного решения

«неотъемлемой частью судебного разбирательства», и, как

следствие, власти не могут ссылаться на недостаток средств как

оправдание для невыплаты долга по судебному решению.

Более того, в Москве на 24-й Конференции европейских

министров юстиции были сформулированы подходы и средства

достижения эффективного исполнения судебных решений, в том

числе и гражданских исков по уголовным делам. Министры

согласились с тем, что надлежащее и эффективное исполнение

судебных решений является исключительно важным для

государств в целях создания, упрочения и развития сильных и

пользующихся доверием судебных систем; признали, что

исполнительное производство должно согласовываться с

требованиями Европейской Конвенции о защите прав человека и

основных свобод; решили способствовать эффективности

правосудия путем более тесного взаимного сотрудничества

между государствами в целях улучшения функционирования их

судебных систем на основе соответствующих механизмов.

Ими же было предложено поручить Европейскому комитету по

правовому сотрудничеству (CDCJ) определение на европейском

уровне общих стандартов и принципов, регулирующих исполнение судебных решений. С этой целью особое внимание должно быть

уделено следующим вопросам:

I. В отношении исполнительного производства, в частности:

а) роль сторон (кредиторов, дебиторов, третьих лиц); например,

потерпевший с гражданским иском к обвиняемому осужденному;

b) активы (продажа, распределение, арест, освобождение

активов) и другие виды гарантий и обязательств;

c) процедуры (урегулирование, право на судебное

разбирательство и пересмотр судебного решения, роль судей,

пропорциональность);

d) затраты (процентные ставки, судебные сборы, затраты на

исполнительное производство, оплата судебных приставов);

е) особое судопроизводство (семейные и трудовые споры, споры

по вопросам аренды, исполнение судебных запретов и

трансграничные споры).

II. В отношении судебных приставов (или любых других

сотрудников, обеспечивающих принудительное исполнение), в

частности:

а) отбор и профессиональная подготовка;

b) роль, компетентность и полномочия;

с) взаимодействие со сторонами и другими специалистами в

области права (включая посредников). Именно здесь

подразумевается тесное сотрудничество также и с адвокатами,

представителями потерпевших;

d) и т.д.1

Усилиями адвокатского сообщества, норма Конституции РФ,

согласно которой каждому гарантируется право на получение

квалифицированной юридической помощи (ст.48), стала

краеугольным камнем процессуального законодательства России. В

развитие этой нормы Федеральный закон «Об адвокатской

деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», УПК РФ,

практически ограничивают круг субъектов защиты прав

подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, потерпевшего лишь

членом адвокатской палаты – адвокатом. Иные лица могут быть

допущены лишь при дополнительных условиях. Круг процессуальных

действий, в которых может участвовать адвокат, определен

Федеральным законом от 31 мая 2002 г. №63-Ф3 «Об адвокатской

деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В

соответствии с ним, оказывая юридическую помощь, адвокат

участвует в качестве представителя доверителя в

исполнительном производстве, а также при исполнении уголовного

наказания (подп.9 ч.2 ст.2 Закона). Вместе с тем существующих

правовых гарантий защиты прав пострадавших от общественно-

опасных деяний оказывается явно недостаточно.

Даже имея законные полномочия, адвокаты по тем или иным

причинам не специализируются на правовом обеспечении и защите

прав потерпевших при исполнении решений судов, хотя эта

деятельность порой сложнее, чем представление интересов в суде,

т.к. одно дело - защищать, представлять интересы в суде, и совсем

другое – участвовать в исполнении и доводить решение суда до

логического завершения, а именно, до полного его исполнения.

Не вдаваясь в глубокие исследования вопроса исполнения

судебного решения, следует сказать, что на сегодняшний день

уголовный, гражданский процесс и исполнительное производство

являются одной из самых ярко и быстро развивающихся отраслей

права и законодательства. Важность данного процесса отмечена и на

международном межгосударственном уровне. Однако анализ

судебной и правоприменительной практики дает полное основание

утверждать, что данная деятельность упускается из поля зрения

адвокатов, которые обязаны обеспечивать защиту интересов в сфере

принудительного исполнения судебных актов и актов других органов.

Эта деятельность приобретает особую актуальность при возмещении

потерпевшему ущерба, причиненного преступлением, когда при

имеющемся решении или приговоре суда оно не исполняется. Суммы

неисполненных судебных решений могут превышать десятки

миллионов рублей, а взыскатель, столкнувшийся с исполнительным

производством, уже и не рассчитывает на возможность реального

исполнения судебного акта. Для него сумма вознаграждения, которую

ему придется выплатить, в целях выполнения такого рода работы, по

большому счету, значения не имеет. Именно в такой ситуации

единственная реальная помощь может быть оказана адвокатом,

который обладает и правовым основанием, и финансовым стимулом

своей деятельности.